РАССЫЛКА
Наша еженедельная рассылка от редакции и друзей проекта

«Иллюзий не строили»: история сопротивления в Белостокском гетто

Люди, не знакомые с историей Холокоста, часто спрашивают, почему евреи «просто взяли и пошли на смерть», не сопротивляясь. Так вот: они сопротивлялись. Самая известная такая попытка — восстание в Варшавском гетто, но почти в каждом из захваченных гитлеровцами городов евреи, лишённые прав, но не достоинства, пытались вернуть себе эти права — или хотя бы задорого продать свою жизнь, зная с самого начала, что эти попытки обречены на поражение. Автор книги «Жизнь и борьба Белостокского гетто» Сергей Беркнер, вышедшей недавно в издательстве «Книжники», был участником движения Сопротивления и видел эту борьбу своими глазами. «Цимес» публикует отрывок из книги, где Беркнер собрал свои воспоминания, воспоминания других очевидцев, подлинные фотографии и документы тех лет

Сергей Беркнер
«Жизнь и борьба Белостокского гетто»
Издательство «Книжники»

Галина (Голда) и Сергей Беркнеры. Ноябрь 1944 г
Галина (Голда) и Сергей Беркнеры. Ноябрь 1944 г

Только 20 августа, на пятый день боев, пал последний организованный очаг восстания — штаб самообороны на улице Теплой. Здесь находились оба коменданта восстания — Даниель Мошкович и Мордехай Тененбаум. Когда боеприпасов не стало, у защитников штаба осталось лишь одно средство — поджечь все вокруг. Фашисты с помощью пожарных пытались локализировать огонь. В соответствии с наиболее распространенной версией, после подавления основных сил восставших Мошкович и Тененбаум застрелились. Вместе с ними погибла их связная Франка.

Непокоренной осталась лишь больница на улице Фабричной, превращенная восставшими в полевой лазарет, куда доставляли раненых. О них заботились главврач Овадия Каплан, врачи Тобиаш Цитрон, Гуревич, Закс, Холендерский, медсестры Баникер, Перецкая, Поля Длугач, санитарка Ханка Элистер и другие. Каратели двинулись к больнице. Им преградила дорогу группа самообороны во главе с Ханкой Левинсон. Здесь же находились активные подпольщики Соломон-Лазарь Якубович с сыном, Франка Френкель, потерявший в бою руку инженер Саревич с женой, Рита Варшавская и член штаба самообороны Лейб Мандельблит, получивший ранение в шею.

Завязался еще один неравный бой. Когда фашисты подавили здесь сопротивление, они зверски расправились как с повстанцами, так и с ранеными и больными. Расправой руководил лично «бестия Фридль».

Итак, активное сопротивление фашистам продолжалось шесть дней. Погибло подавляющее большинство восставших, в том числе оба коменданта, почти весь штаб самообороны, многие члены и командиры боевых групп, присоединившиеся к ним люди. 

Лишь небольшому числу повстанцев удалось прорваться через кольцо карателей. Понесли потери и фашисты. Существуют разные оценки этих потерь. По одним данным, они составляют 20 человек убитых и много десятков раненых. По свидетельству жителей улиц, расположенных недалеко от гетто, во время восстания гитлеровцы вывезли из гетто несколько больших подвод-платформ, нагруженных трупами карателей, а движение машин скорой помощи с ранеными продолжалось все шесть дней.

Иные сведения дает польская подпольная печать — бюллетень польского Совета помощи евреям «Жегота» от 5 сентября и 15 ноября 1943 года: в гетто было уничтожено 100 карателей и несколько сот ранено. В обоих сообщениях дается высокая оценка героическому сопротивлению еврейских повстанцев, сражавшихся против превосходящих сил немцев и украинских карателей. В этих сообщениях также указано, что железнодорожные пути между Белостоком и Малкинией (на пути к Треблинке) усеяны трупами узников Белостокского гетто, прыгавших из эшелонов и расстрелянных конвоирами и немецкими жандармами.

Явно заниженные данные о немецких потерях содержатся в единственном обнаруженном документе нацистских властей о ликвидации Белостокского гетто. Это рапорт на имя рейхсминистра пропаганды Геббельса от 24 сентября 1943 года; в нем признается, что жители Белостокского гетто оказали немцам заметное сопротивление, а около пяти тысяч евреев спрятались в подвалах и бункерах.

Авторы документа сообщают, что вооруженные евреи много раз пытались прорваться через немецкие цепи, но каждый раз эти попытки отбивались. Тут же добавлено, что небольшие прорывы все же состоялись.

Авторы рапорта также признают, что в результате сопротивления и саботажа был причинен значительный ущерб гитлеровским фабрикам, находившимся в гетто и на его границах. В рапорте утверждается, что в гетто было обнаружено большое количество оружия и боеприпасов (это, конечно, наглая ложь). Еще более лживым является заявление о том, что немецкие потери составляют всего девять раненых, в том числе два офицера.

Эти данные о немецких потерях настолько далеки от действительности, что «палач» Белостокского гетто, «бестия Фридль», арестованный после войны и судимый в Польше, фактически их опроверг. На следствии Фридль признал, что потери убитыми и ранеными понесли обе стороны. Он также упомянул, что для подавления сопротивления восставших гитлеровцы вынуждены были ввести в гетто броневик.

Потери карателей подтвердил также на послевоенном процессе другой старший офицер белостокского гестапо Вальдемар Махоль. Он сказал следующее: «Немецкие полицейские формирования понесли потери убитыми и ранеными, среди которых были и офицеры».

Во время августовской «акции» гитлеровцы отправили из Белостокского гетто в лагеря смерти Майданек и Освенцим более 30 тысяч человек. Сотни людей, в основном восставшие или оказавшие пассивное сопротивление, были расстреляны на месте. По дороге в лагеря смерти сотни обреченных пытались на ходу выпрыгнуть из эшелонов. Большинство погибало от пулеметов и автоматов карателей, находившихся в специальных будках, вагонах и на крыше последнего вагона, или от рук жандармерии, постоянно прочесывающей район, прилегающий к железной дороге. Лишь немногим смельчакам удалось уцелеть и прорваться в лес. 

В военном отношении восстание было заранее обречено на поражение, и на этот счет восставшие иллюзий не строили.

Тяжесть положения восставших усугублялась несколькими причинами. Прежде всего, группы самообороны были слабо вооружены и недостаточно обучены, и каратели подавляли их огромным преимуществом в вооружении, военной подготовке и в численности. Заняв в ночь на 16 августа фабрики гетто и выгнав утром население из окружающих районов, гитлеровцы с самого начала оттеснили силы самообороны от района крупных зданий. Такие здания во время уличных боев внутри города дают некоторое укрытие и несколько облегчают положение более слабой, обороняющейся стороны. Таким образом, группы самообороны сосредоточились в районе Смольной, Теплой, Хмельной и других улиц с одноэтажной застройкой, на которых дома, в основном деревянные, не давали надежного укрытия. 

Большая синагога Белостока на открытке начала XX в
Большая синагога Белостока на открытке начала XX в

Боевые группы Сопротивления вынуждены были переместиться на периферию гетто, на плохо защищаемое, почти открытое пространство, чтобы максимально приблизить свои позиции к основной массе населения, согнанной карателями на улицу Юровецкую. Штаб восстания все еще надеялся, что примеру восставших последуют значительные группы людей.

Однако каратели предвидели возможные осложнения и, обнаружив сосредоточения групп Сопротивления в районе Смольной, Хмельной и Новогрудской, отрезали их от тысяч жителей, собранных на Юровецкой. Лишь нескольким десяткам людей удалось прорваться через немецкие цепи и присоединиться к бойцам самообороны.

Таким образом, еще до начала основных боев восставших постигли две трагические неудачи: они лишились активной поддержки тысяч людей и вынужденно оказались на плохо приспособленном для уличных боев пространстве предместий гетто. Эти обстоятельства, а также многократное превосходство карателей в оружии, боеприпасах, военной технике, военной подготовке, да и самой численности заранее предопределили военный исход неравного сражения. 

И все же, и все же… Подпольная деятельность и восстание дали возможность сотням обреченных людей умереть в бою, а не в газовых камерах, они защитили достоинство тысяч людей, укрепили дух сопротивления сотен тысяч мужчин и женщин различных национальностей, находившихся на оккупированных территориях и узнавших о восстании.

Следует отметить массовый героизм восставших, активное участие в боях не только мужчин, но также и женщин, детей и подростков. Большинство бойцов и командиров самообороны погибло. До последнего момента мужественно дрались коменданты восстания Даниель Мошкович и Мордехай Тененбаум, другие руководители — раненые Тадеуш Малер и Лейб Мандельблит, больная Юдита Новогрудская. Но ощутимые потери понесли и каратели. 

Читайте также:

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️ Мы не попросим у вас справку от раввина, но расскажем, как её получить, если она вам нужна. Мы также будем вам рады, если вас просто по необъяснимым причинам тянет к звездам Давида и форшмаку.

Еврейский проект, где рады всем