РАССЫЛКА
Наша еженедельная рассылка от редакции и друзей проекта

Арабский Голливуд. Как евреи Египта подняли местную киноиндустрию

Арабский Голливуд. Как евреи Египта подняли местную киноиндустрию

Ещё не так давно, в первой половине ХХ века, еврейская община Египта жила насыщенной жизнью. В неё входили представители всех классов общества, разного происхождения — караимы, сефарды, ашкеназы, прибывшие из Восточной Европы во второй половине XIX века. Еврейские праздники были признаны на государственном уровне наравне с мусульманскими и христианскими. Более того, в 1930–1940-е годы египетские евреи Лайла Мурад и Того Мизрахи стояли у истоков создания национального кинематографа, который вскоре стал главной киноиндустрией арабского мира.

Всё изменилось после революции 1952 года, когда большинству евреев пришлось бежать из страны. Жизнь и творчество Мурад и Мизрахи — яркий пример судьбы еврейской общины Египта. Специально для «Цимеса» их истории рассказывает Аня Левина, исследователь стран Ближнего Востока и Северной Африки

Кинематограф в Египте и египетский кинематограф — связанные, но отдельные явления. Первые фильмы, снятые в стране, были на иностранных языках для иностранных аудиторий, и прибыль с их показа доставалась иностранным кинокомпаниям. Это не устраивало растущие национальные амбиции египтян. Египет был де-факто под контролем Британской империи с 1882 года, и, несмотря на революцию 1919 года, британские войска оставались в Египте и после полной независимости. Окончательно они покинули страну лишь после Суэцкого кризиса 1956 года.

Египетский кинематограф должен был помочь найти ответы на важные для того времени вопросы: кто такие египтяне, кто герои и аудитория нового медиума?

Так в 1930–1940-е в контексте борьбы за независимость от британского колониализма начал зарождаться кинематограф как национальная индустрия. Одни из главных имён того времени в этой сфере — Лайла Мурад и Того Мизрахи, египетские евреи.

Жозеф Эли (Того) Мизрахи родился в 1901 году в Александрии, где жили его родители Жак Мизрахи и Матильда Тауил. Немногие из евреев, живших в Египте в межвоенный период, имели гражданство страны. Среди высшего еврейского общества Александрии оно редко имело что-либо общее с происхождением и самосознанием семьи, паспорт был скорее формальностью — так, семья Мизрахи были гражданами Италии. Точная история происхождения семьи Мизрахи неизвестна. Свидетельство о рождении Того выдали в еврейской общине Александрии и заверили в консульстве Австро-Венгрии.

Того Мизрахи (сидит) на съемках фильма. 1934. Фото: Jacques Mizart
Того Мизрахи (сидит) на съемках фильма. 1934. Фото: Jacques Mizart

Семья Того рассказывала, что он начал снимать немые фильмы ещё дома, без студии, режиссируя сцены с родными. В конце 1920-х он практиковал мастерство в студиях Франции и Италии. Александрия в этот период была по-настоящему международным, межконфессиональным городом, память о тех временах стала предметом сегодняшней ностальгии для многих.

В такой средиземноморской обстановке в 1929 году Мизрахи основал свою первую студию под патриотическим названием «Египетская кинокомпания», отражающим его взгляд на развитие местной киноиндустрии как проект национальной культуры.

Его первые работы 1930-х годов в основном затрагивали остросоциальные темы того периода: бедность, отношения между социальными классами и даже наркозависимость.

Критики-современники хвалили работы Мизрахи, его профессионализм и вклад в развитие египетской киноиндустрии.

Фильмы 1940-х, периода, известного как золотой век египетского кино, стали самыми популярными его работами. В это время Мизрахи успешно работал над новыми жанрами и форматами, сохраняя свой остросоциальный стиль кинематографического повествования в комедиях, мелодрамах и мюзиклах. В 1942 году ассоциация кинокритиков назвала Того Мизрахи самым заслуженным режиссёром-продюсером Египта.

В египетской еврейской прессе особенно радовались сотрудничеству Мизрахи с Лайлой Мурад. Лайла Мурад — сценическое имя Лилиан Заки Мурад Мордехай, первой египетской кинозвезды, одной из самых известных звёзд за всю историю египетской и арабской массовой культуры.

Она родилась в 1918 году в Каире в творческой семье. Её отец Ибрагим Заки Мурад Мордехай был известным музыкантом, композитором и кантором. Вместе с Даудом Хосни, автором первой оперетты на арабском, тоже еврейского происхождения, он учил Лайлу музыке и пению. В первый раз она выступила на сцене в девять лет, а появилась на экране — в 15. Под руководством Мизрахи Мурад стала звездой пяти культовых фильмов и снялась ещё более чем в 20 работах за свою карьеру.

После Июльской революции 1952 года Лайлу выбрали главным голосом нового независимого государства. Всё изменилось после слухов о том, что она ездила в Израиль и жертвовала деньги в пользу Армии обороны Израиля.

Лайла опровергала эти слухи и даже написала письмо президенту Египта, но тень на её репутацию уже пала. После провала её последнего фильма и запрета последней песни «Единство. Порядок. Работа», патриотично восславлявшей революцию 1952 года и Суэцкий конфликт, Лайла Мурад завершила карьеру.

Её личная жизнь сложилась непросто: она приняла ислам ради замужества, трижды вступала в брак и трижды развелась. Отношения с семьёй она не поддерживала. В 1970 году её голос вернулся на радио для традиционной программы в праздничный месяц Рамадан. Мурад прожила в Каире до самой смерти в 1995 году.

Точные детали ухода Того Мизрахи из киноиндустрии остаются загадкой, но у историков египетского кино есть несколько предположений. Его жене Мириам не понравилась жизнь в Каире, и сразу после новостей о капитуляции Германии 8 марта 1945 года пара начала планировать переезд в Италию.

В конце 1946 года газета под редакцией Альберта Мизрахи, тёзки, но не родственника, косвенно обвинила киностудию Мизрахи в помощи в производстве сионистских фильмов.

Это сильно повредило его репутации на фоне стремительно ухудшавшегося отношения египетского общества к событиям в подмандатной Палестине. Возможен и другой вариант: как настоящий профессионал своего дела, Мизрахи мог заметить, что киноиндустрия в Египте достигла своего пика. Во время Второй мировой войны Голливуд снимал меньше фильмов, так что конкуренция для египтян была ниже. После окончания войны последовал спад египетской киноиндустрии.

Тем не менее киноиндустрия этой страны остаётся важной для арабского мира. Египетский диалект арабского знают многие именно благодаря известным песням и культовым фильмам. Озвучивают иностранные фильмы так же — на египетском диалекте.

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️ Мы не попросим у вас справку от раввина, но расскажем, как её получить, если она вам нужна. Мы также будем вам рады, если вас просто по необъяснимым причинам тянет к звездам Давида и форшмаку.

Еврейский проект, где рады всем