Письмо сорока трёх: «израильская русскоязычная интеллигенция» против Закона о возвращении

22 октября, 2021
Читать: 13 мин

Депутаты израильского парламента — кнессета — недавно получили обращение от «сорока трёх представителей русскоязычной интеллигенции»: они требуют отменить поправки к Закону о возвращении, позволяющие внукам евреев получить гражданство Израиля. «Цимес» разбирается, что случилось и чем это грозит тем, кто планирует переезд

За считаные дни выражение «сорок три представителя русскоязычной интеллигенции» стало мемом — и даже не только локальным израильским. 

Началось всё с прецедента — постановления израильского Высшего суда справедливости в конце минувшего лета, согласно которому вдова сына или внука еврея (а также по логике вдовец дочки или внучки еврея) тоже может получить израильское гражданство и статус нового репатрианта вне зависимости от своей национальности — по Закону о возвращении.

Судья Ицхак Амит написал в постановлении: «В случае смерти супруга [имевшего право на репатриацию], в отличие от случая, в котором после его смерти супруга вступает в повторный брак, близость супруга к еврейскому народу может быть сохранена таким образом, чтобы выполнить намерение законодателя о предоставлении ему права на репатриацию».

Эта поправка открыла портал в ад. 10 октября израильский поэт, переводчик и юморист Борис Камянов опубликовал в фейсбуке текст обращения, в котором «представители русскоязычной израильской интеллигенции» высказывают своё недовольство этой ситуацией и поправками к Закону о возвращении, которые были приняты ещё в марте 1970 года. Речь идёт о статье 4а, где говорится о правах на репатриацию для «внуков еврея»: «Права еврея согласно настоящему закону и права репатрианта согласно Закону о гражданстве (1952 г.), а также права репатрианта в соответствии со всеми другими законодательными актами, предоставляются также ребёнку и внуку еврея, супругу / супруге еврея и супругу / супруге детей и внука еврея».

Именно «внуки евреев», которые приезжают в Израиль, сегодня так волнуют старое поколение репатриантов. «Цимес» собрал разные мнения на этот счёт.

Рами Крупник

Адвокат и блогер

Рами Крупник. Фото из личного архива
Рами Крупник. Фото из личного архива

— «43 представителя израильской русскоязычной интеллигенции» звучит как название голливудской картины. Возможно, эпоса.

Но серьёзно: кто они, эти «представители»? Кого они представляют? Как им удалось обозначить себя интеллигентами и отделить от остальных, возможно, инакомыслящих? По принципу «сам себя не похвалишь»?

Мои родители, например, проработали 30 лет учителями в Украине и ещё по 10 лет в Израиле. Кому дано определить, являются ли они интеллигенцией? Является ли «интеллигенцией» еврей-инженер, который приехал из Мариуполя или Томска?

Из отголосков и просмотра некоторых профилей в фейсбуке — ведь никого не уберегло — мне известно лишь, что часть этих «представителей» также ратуют за государство галахи (то есть за то, чтобы Израиль стал страной, где еврейские религиозные законы распространяются на всех граждан. — Прим. «Цимеса»). Впрочем, самопровозглашённая «принадлежность к интеллигенции» ещё не означает интеллигентность.

К сожалению, среди тех «представителей», которых я сумел найти, нет тех, кто по-настоящему интегрировался в стране и что-то существенное сделал для Государства Израиль: добился чего-то в армии, поднял стартап или достиг чего-то в медицине например.

А теперь насчёт изменений 1970 года, против которых эти товарищи выступают.

Закон о возвращении защищает евреев и их потомков по тому же принципу, которым руководствовался Гитлер, уничтожая их. Не по принципу «карусель-карусель, кто успел, тот присел». 

Конечно, если большинство депутатов кнессета примут предложение «представителей интеллигенции», юридически возможно новое изменение Закона о возвращении. Но с теми, кто уже приехал, ничего не будет — поправка не распространяется на людей, которые уже получили гражданство. Однако шансы, что такие поправки примут, очень низки — на уровне фантастики.

Не знаю, как возникла эта буря в стакане, но предлагаю не помогать этим людям отряхивать нафталин. Они никого не представляют, кроме самих себя. 

Биньямин Минич

Раввин общины «Даниэль» в Яффо 

Биньямин Минич. Фото: Алекс Крутиков
Биньямин Минич. Фото: Алекса Крутикова

— На мой взгляд, данные «представители» никого не представляют. Это самая обычная совковая дедовщина по отношению к тем, кто отличается от них идеологически.

Закон о возвращении был сбалансирован с двух сторон в 1970 году. С одной стороны — в нём было закреплено галахическое определение еврейства, по матери. С другой — внуки евреев получили право на возвращение.

Множество социологических исследований, проведённых Министерством абсорбции репатриантов, показывают, что культурно и социологически «негалахические» евреи считают себя частью еврейского сообщества в Израиле, а не какого-то другого.

Элиезер Лесовой 

Лектор, гид, переводчик 

Элиезер Лесовой. Фото из личного архива
Элиезер Лесовой. Фото из личного архива

— Я 20 лет работаю в еврейском русскоязычном образовании. По убеждениям — поселенец, соблюдающий традиционалист, либерал.

Реакцию на «инициативу 43» я бы хотел разделить на несколько отдельных моментов. Во-первых — о тех, кто это открытое письмо написал.

«Негодующие в сетях» спешат заявить, что эти люди никто и звать их никак. Это неверно.

Под письмом стоят подписи известных литераторов, учёных, нескольких активных раввинов, политических деятелей. Среди них есть люди, которые очень повлияли (по крайней мере, в период 1990–2010 годов) на русскоязычный израильский сектор, его культуру и общественную жизнь. 

Во-вторых, о форме, в которой эта маленькая группа людей подняла проблему. Это совершенно нормально. В Израиле каждый день люди пишут воззвания в кнессет, в социальные сети, в газеты, на радио, призывают правительство принимать или отменять законы, и всем с этим прекрасно живётся. 

В-третьих, о содержании открытого письма — и здесь, на мой взгляд, всё очень проблематично. 

Письмо содержит неверные данные. Я знаю профессиональные оценки процента «неевреев по галахе» среди алии из бывшего СССР. Это точно не две трети, и такими «фактами» кидаться непростительно.

Далее: обвинение новой алии в юдофобии. Я не думаю, что критическое отношение к Государству Израиль можно автоматически считать антисемитизмом. Надо провести черту между свободой слова и презрительным либо пренебрежительным отношением. 

Но главная беда этого текста — в том, как именно предлагается изменить Закон о возвращении.

Авторы письма делят людей на евреев и неевреев согласно религиозному пониманию и предлагают перенести такое деление в область прав на гражданство. Это, на мой взгляд, немыслимо.

В диаспоре до сих пор есть евреи по отцу или по деду, у которых абсолютно еврейская идентичность, есть евреи, женатые на неевреях, у которых семья в целом толерантна и предана Израилю. В еврейском мире есть много разных носителей сложной еврейской идентичности, которых отрежут от Израиля при отмене поправок к Закону о возвращении. Поэтому часть критики, которую авторы отхватили, справедливая. Их видение проблемы, безусловно, однобокое и инфантильное. 

Однако я считаю, что Закон о возвращении по состоянию на сегодня действительно неадекватен по ряду позиций. Мне кажется, что в нём надо сделать главное изменение: ввести экзамен на гражданство, который существует во многих странах.

Чтобы главными критериями предоставления гражданства были идентичность и мотивация, а не проверка родословной и подсчёт количества поколений от еврейского прадедушки. Чтобы пройти этот экзамен можно было ещё в стране исхода и получить удостоверение личности в день прилёта в страну либо прожить здесь несколько лет, сдать такой экзамен и тогда получить гражданство. 

Знаю, что с таким подходом не согласится часть прогрессивной молодёжи, но ничем не могу и не готов им помочь. Я не считаю правильным давать гражданство на том лишь основании, что людям в Израиле нравится, что тут хорошая медицина и перспективный хай-тек, что здесь тёплый климат или что здесь удобно жить, говоря по-русски. Эта страна традиционно была страной тех, кто готов быть частью семьи, жертвовать личным комфортом и покоем, переживать определённые трудности ради высоких идеалов и идей.

Роман Гольдштейн

Новый репатриант, блогер

Роман Гольдштейн. Фото из личного архива
Роман Гольдштейн. Фото из личного архива

— Мне не кажется, что это какая-то дедовщина старых поколений репатриантов, я не ощущаю никаких последствий этого письма для себя. Никакого влияния на меня эти люди не имеют, я с ними совершенно никак не пересекаюсь. 

Мне пришлось гуглить, чтобы понять, кто эти 40 с чем-то человек. Среди них есть люди, которые в прошлом делали какие-то очень важные и заметные вещи, но в данный момент они, видимо, не могут адаптироваться к современному миру. Наверное, у них что-то не получается, и на фоне фрустрации они пишут эти письма. 

Мир изменился, сейчас 2021 год, и совершенно естественно, что в Израиль переезжают молодые евреи, которые очень сильно отличаются от тех, кто приезжал сюда в 1970-е или 1990-е.

Но эти люди считают, что дело не в разнице поколений, а в национальности, в том, что это «внуки евреев», в том, что их мама не еврейка, и что во всём виноват Закон о возвращении. 

Во-первых, это очень советская ментальность. Видимо, хотя подписанты когда-то от неё и бежали, до конца она не выветрилась. Вечно искать какую-то «пятую колонну», которая разрушает их драгоценный порядок, — совершенно советские методы, как по мне.

Во-вторых, лично у меня с русскими, которые переехали в 1970-е, гораздо меньше общего, чем с молодыми израильтянами. Если я и общаюсь в Израиле с русскими, то только с теми, кто приехал недавно, потому что у нас похожие взгляды. 

Конечно, вся моя лента в фейсбуке смеялась над этой новостью. Это же написали какие-то дедули, которые уехали из страны, где их объявляли «пятой колонной». А мы уехали из той же (ну может, чуть-чуть другой) страны, где меня и моих друзей называют «иностранными агентами», считая, что всё зло как бы из-за нас. 

Единственное во всём этом меня немного пугает — что я сам когда-нибудь могу стать таким дедом, который будет рассказывать молодёжи, как правильно обустроить их жизнь, чтобы не разрушилась моя прекрасная пенсия. 

А вообще, меня это и веселит, и раздражает. Раздражает, что люди всерьёз считают, будто есть какое-то «правильное» еврейство и какие-то «правильные» евреи, и вот они живут правильно, а все остальные — нет, и им вообще не место в Израиле.

Я уверен: нужно давать гражданство как можно большему числу людей, имеющих хоть какое-то отношение к еврейским корням. Потому что в Израиле очень много работы и страна нуждается в специалистах. И чем больше людей здесь начнут работать, платить налоги, делать то, что они любят, и не слушать никого — тем лучше будет этой стране. 

Подготовила Соня Назарова

Фото в анонсе: Rafael Ben-Ari/123rf.com

Читайте также:

О нас

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️ Мы — русскоязычные евреи, живущие в России. Мы знаем, что мы евреи, но пока ещё не разобрались, что это на самом деле значит сегодня — быть евреем.

Чтобы понять это, мы изучаем, что думали про это наши предки, разбираемся, как еврейская культура, религия, традиции и сообщество проявляются в нашей жизни — и ежедневно рассказываем о нашем опыте и открытиях.

Жизнь современных евреев