РАССЫЛКА
Наша еженедельная рассылка от редакции и друзей проекта

Как отличить плохого раввина от хорошего? Отвечает раввин Игорь Варкин

В нашей еженедельной рубрике «Вопросом на вопрос» мы обсуждаем с раввинами из разных общин и течений волнующие нас темы. В этот раз «Цимес» спросил раввина реформистской синагоги города Тюмень Игоря Варкина о том, как отличить хорошего раввина от плохого

Это очень категоричный вопрос. Но раз он задан, то надо отвечать — ведь у хорошего раввина должны быть в запасе ответы на все вопросы мира.

Итак, во-первых, хороший раввин — это честный человек. В смысле порядочности. Человек Чести в самом широком смысле этого слова. Тот, кому можно доверять. Это не предполагает, что он всегда говорит только правду и ничего не оставляет за кадром, бывают ситуации, когда это необходимо.

Например, когда мы провожаем умершего, мы всегда говорим о нём только хорошее. И когда мы говорим о еврейской общине с нееврейскими властями, мы говорим только хорошее. И когда мы говорим о еврейском народе с людьми других народов, мы тоже говорим только хорошее.

Во-вторых, у хорошего раввина есть цель. Он не просто живёт изо дня в день, а знает, куда сам идёт и куда поведёт общину. Не стоит забывать о некоторых формальных аспектах работы любого раввина: например, существует задача увеличения числа участников общины, повышения их уровня знаний в еврейских вопросах. Вообще, община — это некий корабль, который плывёт в нееврейском мире, и от раввина в этом плавании многое зависит. Сохранить евреев как евреев — вот главная цель. Раввин должен донести людям, что это важно и ценно.

Ведь ассимиляция — это не только приобщение к другой культуре, это ещё и приобщение к суете мира: человек начинает жить повседневными заботами, как все. А быть евреем — это то, что человека может приподнять над временем, приподнять над суетой. Когда человек осознаёт, что он — звено цепи, часть многих поколений народа с великим предназначением, ему это что-то даёт. Он не просто Вася или Петя, Вениамин или Абрам — он кто-то, принадлежащий к чему-то весьма интересному и вечному.

Задача раввина — всё время пришивать разными нитками к еврейскому народу людей, пришедших в синагогу по разным поводам.

Чтобы человек осознавал, что он, при всех заботах дня — о которых, конечно, не стоит забывать, — всё равно привязан к чему-то большему.

В-третьих, хороший раввин — это тот, у которого есть силы любить своих евреев. А силы на это очень нужны, и порой немалые. Потому что мы — один из самых упрямых и трудных народов земли. Поэтому, наверное, Вс-вышний и выбрал евреев — за это противоречивое и ценное качество. Кроме того, община — это что-то постоянное, существующее во времени и в динамике. Внутри неё всегда есть поводы для конфликтов и противоречий, и не всегда это бывает просто пережить. Для этого нужна именно сила любить.

Хороший раввин может быть таковым ровно до того момента, пока его не начнут постоянно раздражать представители его общины. Это значит, что в нём закончились силы любить. И он может честно сказать себе: раз так, то я плохой раввин.

Надо, конечно, понимать, что раввин — это не настолько древняя профессия, чтобы угождать всем. Раввин — не Дед Мороз, он не всегда гладит по головке и не всегда говорит добрые вещи. Но важно, что стоит за моментом, когда ты кого-то критикуешь. Не дело злиться ради злости, когда некий член общины раздражает, словно лучше бы его не было. Такой раввин будет одиноким. Чем больше в человеке, который занимает эту должность, любви к своей общине, тем больше у него в общине людей.

В-четвёртых, у каждого раввина должны быть хотя бы небольшие актёрские способности и (очень желательно) приятный голос. Раввин — это шоумен. Когда ты выступаешь перед аудиторией, ты создаёшь шоу. А если его не создавать, аудитории сразу станет неинтересно. Те же качества всегда приписывались и талантливому учителю. Во все времена задача учителя — объяснить тем, кто перед ним находится, почему то, что он говорит, важно именно для них.

Когда раввин выступает, он, как правило, говорит от имени Священного Писания. А это архаичный текст, который мало кто сможет освоить самостоятельно. И главная задача здесь — построить мост между древними мыслями этого старого текста и стремительными мыслями сегодняшней аудитории. Если бы раввины этот мост не строили и не были бы шоуменами, вряд ли бы люди продолжали изучать Тору все прошедшие три тысячи лет. Это стало бы сначала вчерашним, затем позавчерашним, потом древним, античным и, наконец, интересным только археологам.

В течение года я рассказываю практически одним и тем же людям про те же самые главы Торы, что мы обсуждали в прошлом году и ещё обсудим в будущем. И если бы я одинаково говорил про один и тот же текст каждый год, это был бы театр кабуки, а не иудаизм.

В японской культуре театр кабуки — это действо, которое повторяет само себя, и точное повторение — это высший пилотаж, высшее искусство. В иудаизме же высшее искусство — это каждый год подавать прежний текст по-новому. Это и есть мастерство раввина, это наш высший пилотаж.

Для той же цели нужна и эрудиция. Владеть нужно не только понятиями из Писания, но и современными общекультурными ценностями, знаниями и кодами. Потому что люди, с которыми мы разговариваем, мыслят этими кодами. Если я не смогу соединить то, что написано тысячу лет тому назад, с тем, что находится в головах у людей сейчас, затронуть их сегодняшние чувства, то эта связь не выстроится. Тогда это знание не пойдёт дальше. И тогда мне как раввину за это двойка.

Можно обладать высшими познаниями и массой дипломов, но, если ты не готов общаться с людьми и хоть в какой-то степени принимать их такими, какие они есть, — это всё бесполезные навыки.

Плохой и хороший раввин может быть одним и тем же человеком, просто в разных ситуациях. Если есть силы на любовь и принятие — ты хороший, весь инструментарий у тебя в руках. Если нет — ты просто замечательная машина, но без бензина. Никуда ты не поедешь и добиться успеха не сможешь.

Раввины — тоже люди, ни в коем случае не Деды Морозы. И всё же лучшие раввины этого мира, настоящие или бывшие, в чём-то похожи на этого дедушку. Ведь способность улыбаться, когда тебе говорят неприятные вещи, требует тех же — почти магических — сил.

Подготовила Арина Крючкова

Читайте также:

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️ Мы не попросим у вас справку от раввина, но расскажем, как её получить, если она вам нужна. Мы также будем вам рады, если вас просто по необъяснимым причинам тянет к звездам Давида и форшмаку.

Еврейский проект, где рады всем