РАССЫЛКА
Наша еженедельная рассылка от редакции и друзей проекта

Как я начал соблюдать Шаббат во взрослом возрасте

Отключить телефон, провести пятничный вечер дома и гулять с пустыми карманами. Если вам стало грустно, не спешите пускать слезу! Мы поговорили с людьми, которые начали соблюдать Шаббат во взрослом возрасте, и узнали: для чего им нужна перевернутая буква «У», что сказать бабушке у подъезда и при чем здесь Лига Чемпионов

Йонатан Зисьман, 36 лет, Москва

Йонатан Зисьман

Когда мне было 7 лет, мы с родителями переехали в Израиль, там жили мамины родители и ее сестра. Тетя оканчивала ультра-религиозную школу и искала шидух ( сватовство с целью создать еврейскую семью ) . Это все происходило буквально на наших глазах: встречи, супер ортодоксальная хупа (еврейская свадьба), поэтому, когда через год мы вернулись в Москву, я понимал, что такое религиозные люди.

Вернувшись в Москву, я начал разделять мясное с молочным, это было очень удобно: сначала я ел мороженое, а потом, если оставались силы, приступал к мясному обеду.

Но ни о каком кашруте речь, конечно, не шла. Я учился в еврейской школе №1311, там преподавали историю, традиции, иврит и я буквально « варился »‎ в еврейском обществе.

Во время учебы в институте все сошло на нет, и я достиг самого низкого уровня связи с еврейством. Только «Сохнут» и, так называемая, «встреча Шаббата» в пятницу вечером в шаговой доступности от моего института держали мою еврейскую самоидентификацию.

После окончания института я начал жить самостоятельно, устроился на работу. В это же время я решил, что моя жена должна быть еврейкой. Начал искать ее в образовательных еврейских лагерях, на шаббатонах (образовательные мини-семинары, чаще всего, с пятницы по воскресенье) и еврейских общинах Москвы. Так в 26 лет я вышел на общину «Среди своих» .

Там я познакомился с парнем по имени Амит, он взял меня тепленьким, знающим, что такое белые рубашки-черные кипы-длинные бороды и сказал: « Если ты все это знаешь — пора применять! » .

Так потихонечку я начал двигаться в сторону соблюдения Шаббата: приезжал в субботу утром в синагогу без вещей и телефона, но продолжал пользоваться метро и общественным транспортом. Позже мы с Амитом каждую субботу в течение года ходили в новое место — общину или гости. Благодаря этому устрожился мой кашрут — я стал есть больше кошерного в выходные и меньше некошерного в течение недели.

У меня отпала проблема с транспортом и переноской вещей. Я купил отдельную одежду на субботу, а рав Йосеф Херсонский посоветовал мне купить и отдельные часы для Шаббата, чтобы выделить этот день от остальных, мне это очень понравилось.

Вспоминаю свою первую поездку на машине на Шаббат в Подушкино (синагога на Рублевке; существовала до появления общины в Жуковке) , я не рассчитал время и сильно опаздывал. Плюс ко всему, железная дорога оказалась перекрыта, машины стояли и не двигались. Важно учитывать, что это за направление: бронированные кортежи, несущиеся по встречке, с охраной и сиренами, и я — на своей маленькой «полуинвалидке». К тому моменту я уже слышал истории про то, как люди в Израиле опаздывают на Шаббат и оставляют машину или проводят субботу всей семьей в минивэне на трассе, но оставаться осенью в Москве я не был готов. Мне нужно было доехать до Подушкино любой ценой.

Я взял листочек с дерева, приклеил его на номер, развернулся и поехал задом по встречке. В довесок я повесил перевернутую букву «У» на стекло, чтобы у людей не оставалось сомнений — сумасшедший!

На очередном перекрестке на меня несется кортеж, они видят меня, едущего задом, видят перевернутую наклейку и пропускают. Я развернулся, поехал по-человечески, а дальше случилось чудо: все светофоры на моем пути были зеленые, один за одним. Я приехал в Подушкино, закрыл дверь моей ласточки и это было время зажигания свечей.

Поначалу родные и близкие беспокоились, что сутки я нахожусь без связи, но для мамы это было меньшей проблемой, нежели для отца и других родственников — у мамы перед глазами был пример родной сестры. Первым делом после исхода субботы я обзванивал всех, узнавал, какие новости, кто где и спешил присоединиться к друзьям. Интересно, как то, что держало меня раньше — кино, кафе и тусовки — стало большим кайфом; что я могу от этого отказаться и посвятить время чему-то важному. Особенно сейчас, когда есть семья, это в приоритете.

Кинерет Фридман , 29 лет, Москва

координатор фонда SOLOMON.Charity , создательница бренда PRACTICA

Кинерет Фридман
Кинерет Фридман

Когда мы с мужем познакомились, он в отличие от меня уже что-то соблюдал: например, отключал телефон в Шаббат. Мы жили в разных городах и до свадьбы общались месяцев восемь. В какой-то момент он предложил мне соблюдать вместе. Это не было принуждением, скорее, ему было приятно, что я поддерживаю его в соблюдении.

Мне тогда было 23 года и мы только переехали в Москву. Я не привыкла делать что-то «через силу», поэтому начала с того, что мне нравится: вкусные ужины, красивый стол. Постепенно стала меньше пользоваться телефоном в субботу, не заходила в соцсети, но могла слушать музыку. Чтобы это не звучало, как сказка, оговорюсь: я не раз переставала пользоваться телефоном, а потом начинала снова.

Сложно было ограничивать себя в передвижениях: нормально не погуляешь, жили мы на 12 этаже, а в Шаббат нельзя пользоваться домофоном, лифтом и переносить вещи.

Зато, если мы выбирались из дома, то шли в центр — я архитектор и обожаю смотреть вокруг. Так что со временем ограничение стало для меня плюсом — спокойная прогулка и знакомство с городом.

Для всей семьи, включая меня, все эти новшества были сложными. Сейчас Шаббат — это совсем другое, семейный день: прошло 6 лет, у нас с мужем двое детей. За это время муж стал глубоко религиозным, а я нет. Люблю момент, когда в пятницу вечером все ложатся спать — тогда наступает мое время: я читаю, пью зеленый чай и отключаюсь от прошедшей недели.

Мне как женщине удобнее, когда есть временной цикл: «успеть все до пятницы, 15:00». Так получается тщательнее выстраивать расписание и недели не превращаются в один большой ком. Когда выстроен этот цикл, ты больше ценишь каждую минуту и каждый день.

Шаббат и любые заповеди — это отношения, твои и Вс-вышнего. Отношения строятся, развиваются или ломаются, так тоже бывает. Но если ты начинаешь о них думать — ты становишься частью процесса.

Дима Саввас , 21 год, Москва

студент, координатор и организатор в Olami.Moscow

Как я начал соблюдать Шаббат во взрослом возрасте

Решение соблюдать Шаббат зрело давно. Начал работать в Olami.Moscow и увидел эту красоту в гостях у религиозных семей. Почувствовал, как «взлетает душа» во время Шаббатов, и понял, что с этим надо что-то делать. В рамках приближения к религии в целом — это довольно логичный шаг. Какое же соблюдение без Шаббата?

Я начал соблюдение с зажигания свечей, что достаточно непросто для меня: я с детства панически боюсь открытого огня.

Родители отнеслись к моему решению с недоумением. Папа реально не понимал, почему его многочисленные еврейские друзья не делают это и прекрасно себя чувствуют, а мне вдруг потребовалось.

Ну и мини-конфликты на тему помощи в обычных семейных делах (ответить на звонок в домофон, что-то принести, отправить кому-то сообщение), тоже были. Помню недавний случай: пожилая соседка, полные руки сумок, просила позвонить в домофон и открыть дверь. Пришлось отказать, было очень стыдно, надеюсь, она не сильно на меня обиделась.

Я очень быстро взял на себя все, но и срывался ого-го как, несмотря на то, что начало моего соблюдения выпало на период пандемии, и мысли о походах куда-то в пятницу вечером были неактуальны. Логичнее подходить к процессу постепенно и под контролем рава в общине. Во время карантина у меня не было такой возможности. Долгие летние Шаббаты дома во время пандемии были невыносимо сложными.

Когда живешь с родителями, трудно объяснить, почему ты идешь гулять на четыре часа без телефона — просто сидишь дома и бесконечно читаешь.

Любимый момент Шаббата — когда после первой трапезы смотришь на горящие свечи, для меня это самый кайфовый миг умиротворения и большого душевного подъема. Мысли, приходившие в тот момент, были самыми драгоценными и не терялись без записи.

Реувен Свердлов , 28 лет, Нижний Новгород

Head of SMM YAHAD , создатель и руководитель клуба JEW PLACE

Как я начал соблюдать Шаббат во взрослом возрасте

У меня была мечта — стать мадрихом (вожатым) в лагере «Ган Исроэль». Моя мечта сбылась, когда мне исполнилось 18 лет. После этого я захотел «‎ продлить »‎ лагерь на весь год: мне пришла в голову идея проекта для подростков и школьников « Ор Авнер »‎ , и я на волонтерской основе, из своих карманных денег, сделал воскресный проект. На протяжении нескольких лет я рассказывал ребятам про еврейство и сам постепенно стал соблюдать некоторые заповеди — как лидеру мне казалось правильным делать то, о чем я говорю другим.

Например, я осознал, что не стоит ездить на автобусе в субботу до синагоги и обратно.

Мало того, что я сам еду на Шаббат (конечно, цель оправдывает средства, но не в этом случае), но я и ребят своих приглашал так делать. И тогда я предложил им формат. Мы стали оставаться на ночь в синагоге, слава Б-гу, в нашей общине для этого есть инфраструктура. Иногда мы спали в молодежном клубе, часто оставались у раввина дома. Это было непривычно — смена обстановки, хоть и на сутки, но и помогало нам тоже.

В семье к переменам отнеслись просто: родители знали о Шаббате, так как мой брат Миша к тому моменту уже соблюдал. Программа Шаббата довольно долгая: молитва, трапеза, поход в гости, поэтому буду я полностью соблюдать Шаббат или частично — для них разницы не было, они уже понимали, что я двигаюсь в этом направлении. В большей степени на них повлиял кашрут, но это была следующая стадия.

Первая вещь, которая изменила мою жизнь полностью, началась с запуском программы по «объевреиванию» своего окружения: нееврейские друзья все меньше и меньше присутствовали в жизни, так как основные мероприятия и тусовки проходили в Шаббат, а я больше не мог себе этого позволить.

Вторая болезненная тема — финал Лиги чемпионов в субботу вечером. Матчи проходят весной или летом, когда Шаббаты заканчиваются поздно, и несколько финалов Лиги, в которых играла моя команда «Реал Мадрид» я пропустил, но, что поделать, ценности важнее, чем вкусы.

Самое приятное в Шаббате еще до появления семьи — возможность провести время так, как тебе хочется . Я считаю, что рамки Шаббата — это попытка уйти от рамок всего мира.

В начале соблюдения часто случаются нелепые истории. Мы в Jew Place стараемся, чтобы во время молодежного Шаббата (а он проходит каждую пятницу) кто-то из мальчиков делал кидуш (освящение субботы или праздника над бокалом вина) . И, конечно же, однажды у одного из произносящих кидуш зазвонил телефон — он словно пытался забрать его из этой шаббатней атмосферы, но парень его просто проигнорировал. Мы посмеялись и больше он не забывал перевести телефон в беззвучный режим.

На мой взгляд, важно во всю эту историю вливаться постепенно и желательно не одному, а в какой-то компании. У нас в Нижнем немало ребят, которые соблюдают Шаббат, среди них есть и те, кто создал соблюдающие еврейские семьи, во многом благодаря этому. У нас была комфортная атмосфера и круг людей, который поддерживает друг друга и помогает, общий досуг, интересы. Я думаю, если у каждого человека будет такая возможность, мир будет гораздо лучше.

Поговорила Настя Венчикова

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️ Мы не попросим у вас справку от раввина, но расскажем, как её получить, если она вам нужна. Мы также будем вам рады, если вас просто по необъяснимым причинам тянет к звездам Давида и форшмаку.

Еврейский проект, где рады всем