«Песнь песней», плюшевый баран и чтение Торы: две истории о бат- и бар-мицве

26 ноября, 2021
Читать: 11 мин

Когда еврейскому мальчику исполняется 13 лет, он проходит церемонию бар-мицвы. Девочки же делают это, когда им исполняется 12. «Цимес» послушал и записал две истории о том, как люди отмечали свой праздник совершеннолетия в Нижнем Новгороде и Керчи

И бат-, и бар-мицва (дословно «дочь заповеди» и «сын заповеди» соответственно) — это церемония признания духовного совершеннолетия еврейских девочек и мальчиков. 

В религиозных общинах считается, что до этой даты родители отвечают за то, чтобы их дети жили по законам иудаизма, а после церемонии дети должны следить за исполнением всех 613 заповедей сами.

Кроме того, достижение духовного совершеннолетия означает, что у детей появляются новые права — например, мальчикам (а в либеральных общинах часто и девочкам) можно накладывать тфилин* и участвовать в миньяне**.

Традиционно во время бар-мицвы мальчиков в первый раз вызывают к Торе во время субботнего богослужения для чтения отрывка из священной книги — разумеется, перед этим они берут уроки.

Не шутка — прочитать текст на арамейском, да ещё и дать к нему комментарий! 

Многие консервативные общины не поддерживают идею, что девочки тоже могут публично читать и комментировать Тору. Чаще им дают прочитать отрывок из Танаха, псалмов или подходящую к случаю молитву. 

Светские же евреи, особенно в Америке и в Израиле, отмечают бар- и бат-мицву скорее как очень шикарный день рождения. Праздники проходят с особым размахом — девочки в пышных платьях, как на выпускной, мальчики в самых лучших костюмах, много подарков и гостей, куча еды, многоярусный торт, живая музыкальная группа и обязательно фотограф. Впрочем, некоторые израильские мальчики и девочки выбирают не праздновать, а уехать вместо этого в тиюль бар- или бат-мицва — путешествие за границу с кем-то из родителей или со всей семьёй. 

В России и других странах бывшего СССР такое не очень распространено — возможно, пока. Чаще торжественно отмечают бар-мицву мальчиков в синагоге в группе других детей того же возраста, поскольку это важный религиозный ритуал. Светские же праздники, особенно на бат-мицву, вообще редки. День рождения и день рождения, ничего особенного.

Лиора-Либе Каган

Докторка
Иерусалим, праздновала бат-мицву в Нижнем Новгороде

Лиора-Либе Каган. Фото: Фёдор Голдберг
Лиора-Либе Каган. Фото: Фёдор Голдберг

— Я из традиционной семьи, мы принадлежим к нижегородской ортодоксальной общине. И когда мне исполнилось 12, у меня была коллективная бат-мицва — её вёл одновременно с бар-мицвой для 13-летних мальчиков главный раввин Нижегородской области Шимон Бергман. Церемонию вместе со мной проходили в основном ребята из еврейской школы, но я училась в другом месте, так что почти никого не знала. 

Для меня коллективное празднование было странным решением. Удивительно было и то, что это происходило одновременно с бар-мицвой.

Мне вообще показалось, что праздник получился похожим скорее на утренник или вечерник. 

Перед праздником нам устроили своеобразные курсы подготовки. Мне нравилось ходить на эти занятия — это же как дополнительное обучение, а я отличница и учиться любила и люблю. С девочками занималась ребецн Яэль Бергман. Мы учились плести косички из теста для халы, это было очень интересно! Мне кажется, до этих занятий я вообще косички заплетать не умела. Ещё у нас были лекции про еврейский способ одеваться, то есть про цниют — скромность. Тоже было круто и полезно. 

К сожалению, в нашей нижегородской хабадской синагоге тогда шёл ремонт. Грустно, потому что красивый синагогальный зал был недоступен, так что мы сидели в каком-то другом помещении — его на скорую руку превратили во что-то торжественное. 

Я, как и другие девочки, была на женской половине, так что мне не очень было видно, что происходило у мальчиков в этот момент. По ощущениям всё очень долго тянулось — были молитвы, ритуалы, мальчики читали отрывки из Торы. 

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Когда прозвучало моё имя, я ощутила, что меня немного выделяют: дело в том, что моя семья происходит из рода еврейских священников-коэнов. Я Лиора-Либе бат Александр а-Коэн, а мои имена — компиляция имён маминой бабушки и папиной мамы, обычная вещь с точки зрения традиций. 

Ещё помню, что под конец кидали конфетки! Это очень весёлый обряд, похож чем-то на свадебный, когда молодых осыпают рисом. У нас получилось как бы объединение мужской части и женской, некоторая весёлая коммуникация.

После этого был праздник в ресторане, помню, что само заведение было очень большое и крутое. Мама говорит, «Панорама» в Сормове. Там устроили длинные столы отдельно для девочек и для мальчиков и круглые — для родственников: родителей, братьев, сестёр и их спутников.

Откуда в ресторане взялась кошерная еда, я не знаю, но помню, что она оказалась ужасно невкусной.

Ещё была официальная часть, где раввин вручал подарки. Я получила две книги — «365 мыслей Ребе» и «Песнь песней» Шолом-Алейхема. А брат подарил мне плюшевого барана. Он мне дико нравится и до сих пор у меня сохранился.

Бат-мицва была для меня важна с точки зрения традиций, но я ждала более весёлого праздника. Обидно было, что я никого не знала. Мне понравилась только девочка, которая сидела рядом со мной за столом в ресторане. До сих пор общаемся. 

Леонид (Арье) Добчинский

Студент Института современного иудаизма
Москва, бар-мицву проходил в Керчи

Леонид (Арье) Добчинский. Фото из личного архива
Леонид (Арье) Добчинский. Фото из личного архива

— Всё началось с еврейской воскресной школы в Керчи при синагоге прогрессивного иудаизма. Мне 11 лет, и каждое воскресенье по расписанию у меня занятия: иврит, еврейская традиция, обед, пение. Потом некоторых девочек и мальчиков отбирали, заводили в класс, а меня и остальных ребят отправляли домой.

Мне очень интересно было узнать, чем же они там занимаются, но спрашивать я почему-то боялся. Обижался, что в тот класс заводят не меня.

Спустя время, когда после занятий оставили моего старшего брата, он рассказал мне, что там они продолжают учиться. Мне стало очень радостно. Учиться, да ещё и в выходной, у меня не было никакого желания.

Но всё же скоро я тоже туда попал. В группе нас было трое: два мальчика и девочка. Мы серьёзно изучали еврейские тексты, размышляли, как совмещать еврейскую традицию и современную жизнь, читали Тору — нас готовили к церемонии бар- и бат-мицвы. 

Главное, что с нами уже совсем по-другому разговаривали. Нас уже не считали детьми, как раньше, и это ощущалось.

В какой-то момент нам дали книгу еврейских имён и предложили выбрать себе одно. А мне в детстве кто-то сказал, что моё имя, Леонид, переводится на иврит как Арье — «лев». В голове это осталось, поэтому книжку я просто полистал из интереса. Имя-то уже было выбрано.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Суть церемонии состоит в том, что бар- или бат-мицва, то есть сын или дочь заповеди, предстают перед общиной, как правило в Шаббат, и доказывают делом, что отныне они могут считаться полноценными её членами. Каким образом? Каждый из нас должен был, во-первых, совершить алию — то есть восхождение — к свитку Торы во время субботнего богослужения и прочесть отрывок из главы, которая приходится на эту неделю. А во-вторых, дать комментарий к прочитанному тексту.

Этот эпизод я называю приобщением родителей. Естественно, каждый из нас знал свой отрывок, учился его читать на занятиях. Нас, конечно, попросили комментарий тоже подготовить заранее.

Вот тут-то и приходят на помощь смышлёные родители, которые садятся за Тору и с умным видом, подобно мудрейшим раввинам, дают свой комментарий.

Моя бар-мицва пришлась на недельный раздел «Микец» — там история Иосифа в Египте, невероятный взлёт его карьеры, мудрые решения в отношении надвигающегося голода, встреча с братьями и так далее. Очень интересно! 

Сама церемония в синагоге — радостное, торжественное событие. Члены общины создают праздничную атмосферу, радуются вместе с тобой и твоей семьёй. В тот день каждому из нас подарили по талиту*** — как полноправным членам общины.

* Тфилин — элемент молитвенного облачения иудея: две кожаные коробочки с отрывками из Торы внутри и длинными ремнями. Одна повязывается на лоб, другая — на левую руку. Накладывать тфилин — это заповедь из Торы, важная обязанность для взрослого иудея. В консервативных общинах тфилин накладывают только мужчины, а в либеральных и женщины. 

** Миньян — собрание 10 взрослых (то есть прошедших бар-мицву) мужчин, необходимое для совершения богослужений и обрядов. В либеральных общинах в миньян допускают женщин. 

*** Талит — специальное покрывало, элемент молитвенного облачения иудея. 

Записала Соня Назарова

Читайте также:

О нас

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️ Мы — русскоязычные евреи, живущие в России. Мы знаем, что мы евреи, но пока ещё не разобрались, что это на самом деле значит сегодня — быть евреем.

Чтобы понять это, мы изучаем, что думали про это наши предки, разбираемся, как еврейская культура, религия, традиции и сообщество проявляются в нашей жизни — и ежедневно рассказываем о нашем опыте и открытиях.

Жизнь современных евреев