Не только Сион: тайные еврейские смыслы «Матрицы»

16 декабря, 2021
Читать: 11 мин

«Цимес» разбирается в теориях, появившихся с момента выхода первого фильма, и выясняет, как смотреть «Матрицу», чтобы увидеть в ней еврейское кино

Первая «Матрица» вышла в 1999 году, и за прошедшие десятилетия ставшие культовыми фильмы не раз разобрали вдоль и поперёк. В киберпанке часто фигурируют множественные отсылки к литературе, кинематографу, философии, религии и мифологии. Так что «Матрицу» можно рассматривать через очень разную оптику, чем с переменной степенью восторженности люди и занимаются вот уже 20 с лишним лет. 

За это время в трилогии уже нашли критику индустриализации и её последствий, марксистский взгляд на противостояние людей и роботов, философию потенциала порабощения человечества — и, конечно, отсылки к самым разным религиям и верованиям.

Не факт, что сиблинги Вачовски действительно вкладывали в свою работу все эти смыслы.

И не факт, что все фанатские теории одинаково полезны, — но надо сказать, что все они отмечают сложный, комплексный характер трилогии и гений её авторов. 

Итак, оставим культурологию и философию и перейдём сразу к религии. Чаще всего Нео считается мессианской фигурой в христианском смысле слова, но существуют и разборы через призму буддизма, даосизма, гностицизма, иудаизма и разных других -измов. Кроме того, Оракул — очевидная отсылка к греческим мифам, как, кстати, и Морфей, но, наверное, это уже скорее социокультурный, чем религиозный бэкграунд. 

«Матрица» — кино об антиутопическом обществе, где люди захвачены роботами. Их сознание содержится в компьютерной симуляции, для того чтобы они не мешали добывать из себя биоэлектрическую энергию. По большей части люди не понимают, что они под гипнозом, но у некоторых есть способность отличать реальность от фантазии. Программист Томас Андерсон, он же хакер с никнеймом Нео, узнаёт правду и вступает в движение Сопротивления, пытаясь освободить остальных людей. В этом ему помогают Морфеус, Тринити и другие герои.

Скрываясь от убийственных машин, Сопротивление всё время находится в движении. Летающий корабль Морфеуса «Навуходоносор» и тайный город людей Сион — две самые очевидные отсылки из «Матрицы» к Торе.

А кто у нас царь? 

Навуходоносор II был нововавилонский царь, самый влиятельный в истории Вавилона. Известен он в первую очередь тем, что разрушил Иерусалимский храм, сжёг Иерусалим и взял в плен 10 тысяч евреев — так же, как машины держат в плену людей в «Матрице». Тут, кстати, можно вспомнить про ещё один плен — египетский, и тогда становится понятнее частое сравнение Нео с Моисеем. Моисей — один из главных пророков в еврейской истории. И он, и Нео получают задачу вывести свой народ из плена и пережить вместе с ним тяготы пути к свободе. 

В Торе о Навуходоносоре рассказывает Книга пророка Даниила — и в ней же содержатся описания откровений, которые получил пророк. Там, среди расшифровок снов Навуходоносора, есть и видение самого Даниила, мессианское предсказание о Сыне человеческом, который придёт в будущем, и станет вечным владыкой, и царство его не разрушится.

Уильям Блейк. «Навуходоносор», 1795 г
Уильям Блейк. «Навуходоносор», 1795 г

Итак, команда «Навуходоносора» пытается добраться до Сиона, последнего свободного города людей. Сион — это холм, на котором был построен древний город Давида, это синоним Иерусалима и Земли Израиля в целом. А сиквел «Матрица: Перезагрузка» — история о людях, которые собираются вместе в Сионе и защищают его от разрушения. История о сионистах. 

Как вымышленный Сион связан с настоящим?

В Сионе из фильма собираются очень разные люди, но ими движет одна идея: реальность, которой они могут управлять сами, лучше симуляции из Матрицы, даже если жизнь в реальности не так комфортна и спокойна, как жизнь в иллюзии. Собственно, сионизм основывался примерно на тех же принципах.

Движение это зародилось в конце XIX века, когда евреи всего мира начали задумываться о том, что им нужна своя страна, где они смогут жить так, как считают нужным, по еврейским законам и традициям. Они мечтали о стране, где не нужно подстраиваться под чужие правила и пытаться сохранить свою независимость через сопротивление (привет, «Матрица»), — и были готовы строить её сами даже в самых спартанских условиях. 

Город Сион. Кадр из фильма
Город Сион. Кадр из фильма

А что с Нео?

Нео, конечно, мессианская фигура, но мессия этот не обязательно христианский. Нео — не спаситель, а освободитель. Он готов рискнуть всем человечеством ради освобождения его из Матрицы. Вся основная идея трилогии — что страдание в реальном мире важнее и лучше сколь угодно приятной жизни в неведении, что знание важнее слепой веры, что следует приветствовать поиск истины и смыслов — очень похожа на чисто еврейские ценности. 

Поэтому существуют теории, что трилогия «Матрицы» — это аллегория еврейского мессианского предсказания.

Люди в Матрице — это евреи, а роботы — это неевреи. Люди, свободные от роботов, собираются в Сионе — это чёткая аллюзия на Израиль и его отличия от диаспоры. 

В этом раскладе аллегорией христианства становится агент Смит, убитый Нео и потом воскресший, — это, кстати, чётко попадает в известную теорию, будто евреи виноваты в смерти Христа. Заметим, что Нео не удивлён, что Смит воскрес, — как евреи не удивляются лжемессиям. Когда Смит, как вирус, начинает всех вокруг обращать в себя — это намёк на ассимиляцию евреев в христианской среде. Смит, мечтающий ассимилировать Нео, идёт на него крестовым походом, но Нео сражается и отрицает Смита, как евреи отрицают христианство вот уже 2000 лет. 

Некоторых, правда, Смиту удаётся склонить, даже в Сионе — но ведь и первые апостолы Христа были евреями. И Смит не понимает, почему Нео сопротивляется, а не сдаётся, — как инквизиторы не понимали средневековых евреев, предпочитавших смерть насильному крещению.

А что с Б-гом? 

Пожалуйста, в этой концепции есть и Б-г, и он един в двух лицах. Архитектор и Оракул — репрезентации еврейской концепции Б-га как не мужчины и не женщины, а как иной сущности, объединяющей эти аспекты. Архитектор — это суровая, гневливая, маскулинная часть Б-га, которая наказывает еврейский народ, когда он оступается, а Оракул — женская часть, которая хочет утешить и ободрить его.

Поэтому Оракул находится внутри Матрицы, где люди, то есть евреи, обращены в рабство, а Архитектор наблюдает со стороны. 

Кстати, когда он рассказывает, что первая Матрица была чересчур идеальна и люди не в состоянии были в неё встроиться — это очевидная отсылка к Эдему, райскому саду. Адам и Ева, изгнанные в жестокий и многотрудный мир, попадают в новую матрицу, где страдание придаёт жизни смысл. 

И как всё устроено?

Матрица роботов — симуляция внутри Матрицы Архитектора-Оракула. Мы знаем это, потому что Нео сохраняет часть своих способностей даже вне Матрицы роботов. Он видит скрытую реальность, когда Смит ослепляет его. И может это сделать, потому что он настоящий, иудейский мессия, который должен освободить человечество (окей, евреев) от бездушных роботов и их симуляции (то бишь нееврейской цивилизации), существующей внутри б-жественной Матрицы — создания Архитектора. 

Сион тоже находится вне Матрицы роботов, но внутри Матрицы Архитектора, как и Израиль — вне диаспоры, но всё ещё в нашем мире. Получается, все люди, заключённые в подах Матрицы роботов, — это евреи диаспоры, заточённые во враждебном окружении. А люди Сиона — это израильские иудеи. 

Жизнь вне симуляции непроста, но вообще-то и Израиль негостеприимная пустыня, если сравнивать его с европейскими странами.

Решение Сайфера вернуться в симуляцию роботов — это то же решение, которое принимают евреи, когда не выдерживают жизни в Израиле и возвращаются в свои уютные европейские страны. Кстати, не все в Сионе верят, что Нео мессия, — что, в общем, тоже нормально для евреев. 

Архитектор говорит, что Сион был уничтожен и возрождён не раз, и это тоже очевидная отсылка к Израилю и его турбулентной истории. Выясняется, что один процент людей, рождённых в Матрице роботов, не принимает программинг и научается его контролировать, поэтому роботы освобождают их и дают им построить свой маленький отдельный Сион, чтобы не рисковать всей системой. Похоже на разные идеи, где в мире сделать еврейское государство, где евреи будут себе жить и не трогать остальной мир, — помните угандийский и мадагаскарский план и даже советскую Еврейскую автономную область?

Будучи суровым Б-гом, Архитектор не сильно заботится о Сионе, потому что знает — роботы отпустят новых людей, чтобы вновь построить его. Сион проходит циклы уничтожения и обновления, как и евреи в реальной мировой истории (как в кратком описании всех еврейских праздников: «они хотели нас убить, у них ничего не вышло, пойдёмте же поедим»). 

А что потом?

Понятно, почему сиквелы «Матрицы» концентрируются на битве за Сион, а не на попытках Нео освободить больше людей из симуляции роботов: майндсет «мы против них, но нам нужна своя страна» тоже очень еврейский. В конце концов Нео побеждает лжемессию Смита и ассимилирует его (почему бы и не объединить авраамические религии, в конце концов?) — хотя этот процесс, кажется, его убивает. 

Пока у нас ничья: Нео вроде бы мёртв и множество евреев заключены в диаспоре, а не присоединяются к своим братьям и сёстрам в Сионе — но и агент Смит и все его копии тоже мертвы.

Сегодня выходит четвёртый фильм. Посмотрим, как он уляжется в эту теорию.

Подготовила Мария Вуль

О нас

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️  «Цимес» — самое еврейское место во всем Рунете. Каждый день мы пишем о жизни современных евреев в России и ищем ответы на волнующие нас вопросы — от житейских до философских. А если сами не можем разобраться, всегда обращаемся к специалистам — юристам, психологам, историкам, культурологам, раввинам.

Жизнь современных евреев