Ведьма из Торы: умная женщина против царя

31 октября, 2021
Читать: 6 мин

31 октября празднуют Хэллоуин — день ужасных костюмов и мешков с конфетами, а также крипоты, мелкого хулиганства и разгула всякой нечисти. «Цимес» разбирается в одной традиционной еврейской истории о магии и колдовстве вместе с колумнисткой издания Alma Минроуз Штраусман

Тора запрещает колдовство, некромантию и мистические ритуалы. Технически. Мы знаем, что талмудическая традиция изобилует примерами чародейства с участием раввинов и мудрецов — и всем им это сошло с рук, хотя в Торе чётко сказано, что за магию полагается смертная казнь.

Зачем нужны правила, если их нарушают даже те, кто их придумал? Может быть, дело не в самой ворожбе, а в тех, кому она доступна. Взять хотя бы историю об аэндорской ведьме из Первой книги Царств (глава 28): само её существование не только подтверждает наличие магии в Торе, но и поднимает другой важный вопрос.

Что, если претензии мудрецов к оккультизму — и конкретнее, к желанию общаться с мёртвыми — не связаны с его якобы «опасностью», а направлены в первую очередь против женщин? Ведь ведьминские чары наделяли дам преимуществом — способностью противостоять власти мужчин. 

Давайте разбираться. В истории об аэндорской ведьме царь Израиля Саул собрался на битву с филистимлянами. Он хотел узнать исход сражения и обратился к Б-гу за советом и напутствием. Но Вс-вышний царю не ответил, оракулы и пророки тоже не помогли, и тогда Саул — выгнавший из своего царства всех магов и некромантов — повелел найти ему ведьму, чтобы вызвать дух пророка Самуила. 

Сказано — сделано: царю нашли колдунью из Аэндора (Эйн-Дора). Ведьма была не в восторге от идеи нарушить табу и заняться магией, но согласилась выполнить царскую просьбу. Самуил тоже был не рад, что его пробудили от вечного сна. Он отчитал Саула и объявил царю, что Г-дь оставил его, что филистимляне выиграют грядущую битву и трон скоро займёт Давид. Известия вконец расстроили Саула, и он пал без сил, но ведьма уговорила его поесть перед битвой. Эта трапеза, как мы знаем, стала последней в жизни царя. 

Гюстав Доре. «Саул и Ведьма Эндора». 1866 г
Гюстав Доре, «Саул и Ведьма Эндора», 1866 г

Какие выводы мы можем сделать из этой истории? Для начала, неспроста в ней не упоминается имя ведьмы. На иврите её называют баалат ов, «повелительницей духов», и не зря. Обычно в Торе женщин именуют жёнами, матерями или служительницами древнейшей профессии — а тут всё иначе, и сразу становится ясно, что Саул ищет совета не у простой женщины, а у той, кто обладает безоговорочной властью над другими. Колдунья контролирует сразу двух мужчин — Самуила, чей дух она вызывает, и Саула, которого она заставляет вкусить последнюю трапезу.

Возможно, именно эта мощная сила и пугала раввинов, запрещавших магию. Они боялись, что бескомпромиссная вера в их могущество будет подорвана и женщины смогут претендовать на место мудрецов. В те времена — немыслимая наглость.

То, что у ведьмы нет имени, только добавляет ей таинственности. Имена играют решающую роль в Торе, и в некоторых традициях они считаются неразрывно связанными с душами людей (например, у ашкеназов не принято называть детей в честь живых родственников — из опасения, что имя утянет за собой и душу, то есть, жизнь, членов старшего поколения). У аэндорской колдуньи нет имени, и отследить её невозможно. В отличие от Саула, чья сила полностью на виду и подтверждается восшествием на трон, битвами и жертвой, сила аэндорской ведьмы лежит в её неизвестности. 

Она как человек-невидимка — и это делает её и подобных ей опасными и интригующими. Тайный характер её силы заставляет задуматься о бесчисленных неочевидных способах, с помощью которых женщины в истории заявляли о себе: о красоте, обаянии, заговорах, обманах — и да, даже о магии.

Олсон Вашингтон. «Саул и Ведьма Эндора». 1820 г
Олсон Вашингтон, «Саул и Ведьма Эндора», 1820 г.

А самый захватывающий момент в этой истории — то, что Саул на самом деле не видел духа пророка Самуила. Ему пришлось полагаться на заверения колдуньи, что пророк действительно являлся ей. В Торе упоминается, что царь мог слышать голос пророка, но остаётся неясным — говорил ли это Самуил? Или Саулу почудилось и в действительности ему отвечала ведьма?

Может быть, и магии никакой не было — а просто в комнате с царём оказалась обыкновенная женщина, рискнувшая сказать ему правду? 

В любом случае истина скрыта под руинами истории. Сама мысль, что женщина могла давать мужчине, тем более царю, советы, выглядит революционной для тех времён, но как нельзя лучше подходит духу нашего времени. А ведьма она или нет — это дело десятое.

Подготовила Яна Шебалина
Иллюстрация в анонсе: Дмитрий Мартынов, «Аэндорская волшебница вызывает тень пророка Самуила», 1857 г

Читать также:

О нас

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️ Мы — русскоязычные евреи, живущие в России. Мы знаем, что мы евреи, но пока ещё не разобрались, что это на самом деле значит сегодня — быть евреем.

Чтобы понять это, мы изучаем, что думали про это наши предки, разбираемся, как еврейская культура, религия, традиции и сообщество проявляются в нашей жизни — и ежедневно рассказываем о нашем опыте и открытиях.

Жизнь современных евреев