РАССЫЛКА
Наша еженедельная рассылка от редакции и друзей проекта

Одесское такси, ферма «Дядя Хаим», кошерная типография и кофейня «613». Как предприниматель из Казахстана запускает еврейские бизнесы в Москве

Зачем евреям своё такси, что такое экологически чистые наборы для Шаббата, чем кошерная типография отличается от обычной и почему кофейня называется «613». «Цимес» поговорил с предпринимателем Давидом Зотовым, который уже не первый год запускает еврейские бизнесы в Москве

Как я переехал в Москву с 500 рублями в кармане

Я родом из Павлодара, это в Казахстане. В детстве я не знал, что я еврей, несмотря на то что моё имя довольно еврейское — Давид. Как-то я подошёл к отцу и спросил: «Пап, меня постоянно называют то армянином, то грузином — кто я на самом деле?» И папа сказал: «Слушай, сынок, ты еврей, но никому об этом не говори — евреев не особо любят».

Я спросил почему, а он ответил, мол, это потому что они умные и богатые. Я не понял, в чём вообще проблема, ведь быть таким человеком просто замечательно!

Когда я учился в восьмом классе, в нашем городе появилась синагога: отец привёл меня туда, я познакомился с раввином, начал изучать еврейские предписания, а через год решил поехать учиться в московскую еврейскую школу и просто поставил отца перед фактом.

Он сказал мне тогда, что я молодец, настоящий мужчина и иду по правильному пути.

Мой отец был строгим человеком и уважаемым тренером — как самурай, даже прожил пять лет в Японии. В дорогу он дал мне всего пятьсот рублей — дальше я должен был обеспечивать себя сам.

Я приехал в Москву и успешно поступил в «Месивту» — это школа-пансион, где обычную образовательную программу совмещают с изучением еврейских законов. Дальше было два варианта на выбор: пойти в светский институт или в ешиву — еврейское высшее учебное заведение.

Я понял, что еврейский мальчик сначала должен получить еврейское образование, а уже потом любое другое.

Так я поступил в ешиву, отучился там три года и встретил свою будущую жену Таню, а потом поступил в светский институт, окончил его и начал делать свой бизнес. У меня не было этапа, когда я бы работал на кого-то другого, — я сразу начал творить то, что я люблю. 

Как я заработал первые деньги

В школе нам давали деньги за хорошее поведение и успеваемость, но я не был послушным ребёнком, скорее мальчишкой-хулиганом, поэтому этих выплат не получал. Деньги я зарабатывал себе сам.

Придумал, как это сделать: тогда в еврейской среде был только один кошерный магазин на Трифоновской улице. Я договорился с охранником, чтобы он отдавал мне продукцию, у которой закончился срок годности. Продавали мы её в школе, подтирая даты, — в общем, не очень красиво делали. Но ребята ели и всё было нормально, пока один очень строгий преподаватель, который следил за нами и за порядком, однажды не заметил у нас свою любимую пасту. Он купил её, а на следующий день у него заболел живот.

Тогда он меня вызвал и сказал, что если я буду дальше продавать просрочку, то он меня исключит. Продуктов у нас было очень много, и всё пришлось выбросить. Но это были первые деньги, которые я заработал. 

Как я начал первый бизнес в 10-метровой комнатке

У меня всегда была проблема с тем, кем стать, когда вырасту: бабушка говорила — будешь тем, папа говорил — будешь этим. Меня смущало, что в каждом из этих вариантов я предполагался просто исполнителем, мне это не нравилось: я хотел быть молотком, а не гвоздём. 

Определённость пришла ко мне за беседой с моей женой Таней в общежитии университета. Я жаловался ей, что хочу делать классные вещи, что я не знаю, кем буду в жизни. А она сказала мне: «Слушай, ну ты же вылитый предприниматель». Я тогда и не знал, что это за род деятельности такой. Таня объяснила мне, что бизнесмен — это тот, кто воплощает свои собственные идеи и дарит людям позитив. 

Давид с женой и детьми
Давид с женой и детьми

Вдохновлённый этим разговором, я пошёл к ректору — он был у нас очень классным — и сказал, что хочу делать дизайн-студию под названием «Евельсония», где Евельсон — это фамилия моей жены, смешанное с «и я». Он сразу же выделил комнатку размером 10 квадратных метров на четвёртом этаже института и сказал: «Даю тебе год, делай что хочешь». Все эти 12 месяцев я занимался дизайном, рекламой и маркетингом, применял на практике все свои навыки и знания.

Как я придумал еврейское такси, чтобы суровая Россия стала немного добрее

А потом в какой-то прекрасный день я мылся в душе и подумал: «А почему бы не сделать еврейское такси?» Я задумывал этот сервис не как машины, где одни евреи катаются, а как место, где люди бы улыбались и наслаждались поездкой. Я очень хотел, чтобы суровая Россия стала немного добрее. 

Посовещавшись с женой, я взял оставшиеся со свадьбы 120 тысяч рублей и купил Daewoo Matiz, ярко забрендировал его, поставил еврейскую музыку, взял водителем одессита, который говорил на характерном жаргоне и знал разные анекдотики. Отдельно я положил в машину тфилин и сидур — религиозные атрибуты, которые иудеи используют, чтобы разговаривать со Вс-вышним. Обо всём этом я написал в фейсбуке, и начался бум. На наш сайт заходило огромное количество посетителей, они заказывали кучу поездок. 

Телефон разрывался, водитель разрывался, он просто-напросто не справлялся. Так я начал нанимать и других водителей, чуть менее колоритных, но всё равно добродушных и радушных людей. Среди пассажиров были женщины с детьми, просто дети, которых еврейские родители отправляли, например, на учёбу — клиенты доверяли еврейскому такси, понимали, что там их не обманут, не произойдёт ничего неприятного.

Однажды вызвали машину на день рождения какого-то еврейского парня — чтобы он ехал на праздник во всём этом одесском антураже.

Часто такие поездки дарили.

Пользователи в основной своей массе не были евреями, водители — тоже. То есть можно сказать, что назвать это такси еврейским было скорее маркетинговым ходом. 

Хотя были и религиозные пассажиры. Здесь пригодилось то, что мы возили с собой тфилин, это удобно во время утренних поездок таких людей в аэропорт: можно было не везти с собой дополнительную тяжёлую сумку. Среди наших постоянных пассажиров были раввины, которые возили своих детей: от Университета и до Красных Ворот группой, как на маршрутке. 

Всё это время было пиком нашей классности и крутости. 

Почему я продал еврейское такси

Заказов становилось всё больше и больше, а вместе с ними появилось и возмущение. Апофеозом стал очень неприятный момент, когда девушка заказала такси за город к шести часам утра, чтобы поехать в аэропорт, а оттуда полететь в Нью-Йорк. Но машина не приехала, она проспала и обвинила во всём нас, требовала оплатить ей новые билеты. Мы это сделали, но после этого я как будто бы перегорел, все эти организационные вопросы меня съели.

И в один прекрасный день я встретился с ребятами из Sbarro, которые выкупили у меня бренд еврейского такси за символическую цену. Как я понимаю, они назвали его «7-40», но у них так ничего и не получилось. Кажется, дело в том, что они лишились самой батарейки, которая движет продукт и идею. 

Я думал, что, продав в более крупную компанию свою идею, я подарил этой идее жизнь: ведь, обладая большими ресурсами и возможностями для инвестиций, можно сделать многое. Но на деле оказалось, что суть не в деньгах, а во внутренней энергии, которая движет процессом.

Как я построил ферму и потерял её

Моим следующим бизнесом стала ферма «Дядя Хаим». Я хотел делать кошерную и экологически чистую продукцию, правильную еду. Это было время, когда только-только зарождался «Вкусвилл», мне нравилась эта идея. Я купил землю под Истринским водохранилищем, поставил там домики, привёз уток, гусей — выбирать их мы ездили вместе с дочерью. У меня был хороший фермер, а с каждым еврейским магазином — договорённость о поставках.

Ещё мы красиво собирали наборы для Шаббата. Туда входило вино (его мы закупали отдельно), халы, утка, помидоры и огурцы, лук, рыба и всякое другое, что может пригодиться в приготовлении субботней трапезы. Отдельно мы бросали туда рецепты. Всё это мне очень нравилось, людям тоже. 

На ферме «Дядя Хаим»
На ферме «Дядя Хаим»

Первой проблемой стали утки и гуси, которые вдруг начали болеть. В какой-то момент я приехал и увидел, что все они — около 300 голов — мертвы. С тяжестью на сердце мы их похоронили и купили новых, с которыми тоже не сразу всё пошло хорошо.

Ошибка за ошибкой — но в конце концов мы вырастили офигенных уточек и гусей. Я уверен, что ошибки, которые мы делаем, открывают нам новые двери. 

Чтобы получить сертификат кошерности, мы отвозили наших птиц на специальную бойню, где их по правилам резал специальный человек.

После этого мы их фасовали, клеили свои наклейки с указанием кошерности и продавали. С овощами, фруктами и орехами никакой особой процедуры проходить не нужно, кроме разве что мелких нюансов. Например, у капусты мы должны были проверять все листья — нет ли между ними жучков — и тщательно их промывать. Плюс у каждой общины свои требования, отличные друг от друга. 

Ферма работала чуть больше года и прекратила своё существование одним днём благодаря пьющему охраннику: как-то утром я приехал и увидел пепелище. Вс-вышний как бы сказал мне: «Это всё, конечно, круто, но это не твой путь». Я понял, что фермерский бизнес нужно замораживать и идти дальше, хоть и получив, конечно, пару седых волос. 

Кому нужна кошерная типография

Всё это время параллельно продолжала успешно функционировать моя дизайн-студия. И однажды, когда я сидел в офисе, ко мне пришёл клиент и сказал: «Давид, а почему бы тебе не расширить свой бизнес? Сделай свою типографию, ведь мы всё равно у тебя всё перезаказываем». Я подумал и открыл сначала своё небольшое производство, затем широкоформатное, потом уже взялся и за наружную рекламу.

У типографии «Моя бумажка»
У типографии «Моя бумажка»

Официально компания называется «Моя бумажка». У неё есть дочерняя компания Kosher Print, где мы делаем только еврейскую атрибутику, например кипы из какой-нибудь кожи змеи, бирконы — благословения на свадьбы. В Америке эта тема есть, в Израиле тоже есть — почему не было у нас?

Проблемы с обычными типографиями начинаются тогда, когда еврейские клиенты объясняют работникам, как правильно написать какую-нибудь букву на иврите, а в итоге всё равно всё приходится переделывать. С Kosher Print клиенты точно могут быть уверены в качестве узкоспециальных еврейских вещей. Чаще всего заказывают кипы с надписями, например к свадьбе. Тогда мы пишем имена жениха и невесты и дату торжества. 

Этим всем сейчас занимается моя жена. Хоть я и не могу сказать, что мы монополисты, большинство евреев заказывают такую продукцию у нас. Какое-то время этот бизнес был просто для души, а сейчас приносит нам деньги. И у меня начала зарождаться идея кофейни при типографии.

Почему я назвал кофейню «613»

Я давно хотел разобраться в кофе, показать людям, что в мире помимо старбаксов есть кофе на уровень лучше — но стоить он будет столько же. Кофейню я открыл при типографии, назвал её «613» — по числу заповедей Торы — и начал продавать там кошерную выпечку.

Кофейня «613»
Кофейня «613»

Сначала покупали только сотрудники и клиенты «Моей бумажки». Но потом поток гостей увеличился. Некоторым так нравился наш кофе, что они стали приходить к нам по два, три раза в день.

Есть одна постоянная посетительница, которая прониклась всей философией кофейни и сделала себе татуировку с цифрами 613.

На этом фоне я решил, что «613» должны стать кофейной сетью. Первое заведение находится на 1-й Ямской улице, дом 8, а второе открывается сейчас на Волоколамском шоссе, 10. Они оформлены в разных стилях: та кофейня, что в центре, украшена лодками, другая — самолётами, всё-таки рядом находится легендарный МАИ. Сейчас я понимаю, что иду по правильному пути. 

5 советов о бизнесе по-еврейски от Давида Зотова 

1. Действуйте здесь и сейчас

Не откладывайте. Если пришла хорошая идея, то её надо реализовывать сегодня, завтра она может прийти в голову уже не только вам. 

2. Цените своё местоположение

Мы считаем, что Вс-вышний приводит нас в определённые места или обстоятельства неслучайно: если я оказался здесь, значит, именно здесь я могу сделать что-то важное.

3. Поймите, что ваши клиенты — самые разные люди, а не только евреи

Я стартую с еврейской темы, но 80% моих покупателей и клиентов не имеют еврейских корней. Им интересна наша культура и фундаментальный подход к делу. То же касается и сотрудников: важен внутренний стержень, вовлечённость, профессионализм, а не национальность.

4. Не ограничивайте себя одной сферой деятельности 

В моём послужном списке, например, есть и кофе, и такси, и визитки, и даже фермерские продукты. Любые бизнес-проекты имеют право на существование. И даже если не все проекты живы до сих пор, каждый из них выстрелил в своё время.

5. Ничего не бойтесь 

Главное правило на пути к цели — действовать без страха. Мы никого не боимся, ведь у нас есть Вс-вышний. Эта вера даёт силы делать то, что мы любим, создавать то, что хотим, и идти вперёд.

Подготовила Арина Крючкова

Читайте также:

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️ Мы не попросим у вас справку от раввина, но расскажем, как её получить, если она вам нужна. Мы также будем вам рады, если вас просто по необъяснимым причинам тянет к звездам Давида и форшмаку.

Еврейский проект, где рады всем