РАССЫЛКА
Наша еженедельная рассылка от редакции и друзей проекта

«Кто-то упал с верблюда, кто-то рожает». Как я служу боевым медиком в израильской армии

Что делать, если хочешь попасть в медицинские войска, какие программы поддержки и обучения есть для новых репатриантов и солдат-одиночек, чем занимается волонтёр на скорой и почему с бедуинами сложно договориться. Дима, солдат Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) и автор канала «Некравишный медицинский кравишник», рассказал «Цимесу», как устроена его служба

— Мне 23 года, и сейчас я служу боевым медиком в противовоздушной обороне. Путь к этой должности был длинным и извилистым. Ещё четыре года назад я был студентом второго курса медицинского университета в Одессе и даже подумать не мог, что моя жизнь так перевернётся. Но мои доблестные преподаватели отказались принимать у меня экзамен, если я не заплачу взятку, и такой расклад меня категорически не устраивал. Я решил съездить в Израиль на время летних каникул, чтобы отдохнуть и подумать, что делать дальше и как быть. 

«Окончательное решение я принял у Стены Плача». Почему я решил учиться по программе «Маса»

До поездки я работал мадрихом (вожатым) в «Сохнуте», поэтому мне приходила рассылка с новостями. Так я узнал, что открывается новое направление «Масы». «Маса» — это программа, которая позволяет молодым людям с еврейскими корнями, но без гражданства Израиля, пожить в стране, поучить иврит и получить какие-то навыки или знания, от дайвинга до истории государства, а новое направление было «Медик скорой помощи». Сначала я воспринял идею достаточно скептически — не то чтобы я мечтал стать фельдшером скорой, — но семья и друзья утихомирили мой максимализм и показали мне, что это вполне здравая возможность начать свой путь в стране. Окончательное решение я принял, стоя у Стены Плача, — почувствовал, что этот выбор будет правильным. 

Дима. Фото из личного архива
Дима. Фото из личного архива

И вот я возвращаюсь в Одессу, забираю документы из университета, записываюсь на программу — для этого нужно только быть не старше 34 лет, иметь еврейские корни, право на репатриацию, школьный аттестат, немного денег и желание учиться. И через несколько месяцев у меня начинается новая жизнь в Израиле. Первое время было трудновато, всё другое, не знаю языка, кроме тёти, никого нет. Но постепенно начал вливаться, за пять месяцев выучил иврит до базового уровня. 

«Я рвался помогать людям». Как меня взяли работать на израильской скорой

Нам давали параллельно язык и медицинскую теорию. Это интенсивный курс — с восьми утра до часу дня язык, с 15:00 до 21:00 медицина: сначала базовая анатомия, потом экстренные состояния и первая помощь в разных ситуациях, от реанимации или родов до теракта с множественными жертвами. В конце каждой темы нужно сдать теоретический экзамен и практику, в конце всего курса — общий экзамен. Если всё хорошо, тебе торжественно вручают форму и отправляют на три месяца стажироваться на скорой.

Я был отличником курса, получил очень хорошие рекомендации от руководителя и преподавателей, рвался помогать людям и хотел делать как можно больше.

В итоге вместо примерно 12 обязательных смен на скорой я за три месяца взял 45, был и на обычной скорой, и на реанимационной, делал непрямой массаж сердца, побывал на огромном количестве аварий и даже в операционной, где делали шунтирование. Очень скучаю по тем временам. 

«Чувствовал себя чуть ли не Герцлем». Почему я хотел поскорее попасть в армию

Окончив программу «Масы», я получил гражданство. Что делать дальше? Обычно, если ты только репатриировался и при этом тебе нет 21 года и ты военнообязанный, армия даёт год отдохнуть, подучить язык и только потом призывает. Мне же такой вариант категорически не подходил. Я хотел служить — я сионист, и когда приехал в Израиль, стал его любить в сотни раз сильнее. Чувствовал себя чуть ли не Герцлем.

Чтобы ускорить процесс призыва, я пошёл на программу для солдат-одиночек (солдаты, у которых родители живут не в Израиле) «Гарин Цабар». Там помогают раньше призваться, дают рекомендации, как попасть в армии на желаемую должность, а самое главное — предоставляют армейское общежитие, двухкомнатные квартиры, где в каждой комнате живут по два солдата.

У тебя есть жильё, можно не думать об оплате счетов, о том, где ночевать и где постирать одежду.

Взамен ты обязуешься служить как минимум два года и вносишь сравнительно небольшую сумму за участие — около 1800 шекелей. 

«Пришлось вынести мозги всем на базе». Как я пробился на курс для боевых медиков

Итак, через несколько месяцев после репатриации я призвался на базу для новых репатриантов, где прошёл курс молодого бойца. Для меня вообще не было вопроса, в какие войска идти дальше. Ведь опыт в медицине у меня с 15 лет, я медбрат, работал на скорой. Но пришлось вынести мозги всем на базе (а то в израильской армии ты иначе ничего и не получишь), чтобы меня отправили на курс для боевых медиков.

Армия в первую очередь смотрит на свои потребности, и если им нужен, допустим, повар, то у тебя огромный шанс отправиться на кухню, если ты не настоишь на том, что в другом месте будешь гораздо полезнее. 

Обычным медиком в армии стать несложно. Сложно стать боевым медиком, чтобы служить на боевой базе, где есть скорая — амбуланс. Чаще всего надо призваться в боевые войска и оттуда переводиться на курс медиков, где учат, как оказывать первую помощь на поле боя и в мирное время, что делать, если видишь пулевое ранение, или рука оторвана, или остановка сердца. И только небольшому количеству людей разрешают пойти на курс боевых медиков, не будучи при этом солдатом боевых войск.

Дима в форме. Фото из личного архива
Дима в форме. Фото из личного архива

Тогда после курса ты попадаешь на боевую базу, служишь с солдатами, которые проходят курс молодого бойца, ходишь с ними в походы, на ориентирования, стрельбы. Это не боевые действия, но это интересно и полезно, куда лучше, чем сидеть в клинике на какой-нибудь тыловой базе и раздавать таблетки от головной боли. 

«Кто-то упал с верблюда, кто-то рожает». Как я служу на базе в пустыне

После трёх месяцев курса я попал на базу противовоздушной обороны, которая находится посреди пустыни — то есть обычной скорой помощи там нет. Так что на нашей базе находится военный амбуланс. Мы ответственны и за саму базу, и за гражданское население вокруг — в основном это бедуины.

Дима на службе. Фото из личного архива
Дима на службе. Фото из личного архива

Всякое случается: аварии на скоростной трассе рядом, кто-то упал с верблюда, кто-то рожает. И всем оказываем помощь мы. Всегда на вызов выезжают три фельдшера и врач / парамедик.

С бедуинами бывает тяжело. Они пользуются нашей помощью, но при этом очень настороженно относятся к солдатам. Бывает разное — у меня однажды украли кислородную маску, пока я спасал сбитого машиной ребёнка. 

Самое сложное на базе — то, что я служу в пустыне. Жарко, однообразный пейзаж, далеко от всей цивилизации. Зато иногда чувствуешь себя героем фильма — когда неожиданно посреди ночи звучит сигнал тревоги, и ты должен за три минуты переодеться в форму, получить всю информацию и оказаться в машине.

«Приятно, что отношение к солдатам тут другое». Мои впечатления от израильской армии

Моя служба уже подходит к концу, осталось каких-то пять месяцев. Но впечатления немного двоякие. Вроде понимаешь, насколько важна, нужна и престижна армия. Но всё-таки провести два-три года в форме тяжело. Трудно слушать приказы, особенно от тех, кто младше, быть ограниченным во многом. ‌Я благодарен армии за опыт, за закалку характера, за друзей и за то, что могу свободно говорить на иврите.

Дима (четвёртый слева в верхнем ряду) и сослуживцы.
Дима (четвёртый слева в верхнем ряду) и сослуживцы.

Очень приятно, что отношение к солдатам тут другое — мы получаем скидки в заведениях (а бывает, что с тебя просто не берут денег), если есть какая-то проблема, люди горы свернут, лишь бы помочь. Ну и в какой ещё армии ты не находишься на базе весь срок службы, а уезжаешь домой если не каждые выходные, то каждый месяц уж точно.

Радует, что потом не придётся лихорадочно искать работу, чтобы не оказаться на улице, — армия после демобилизации выплачивает тебе деньги на счёт, зарплата рассчитывается в зависимости от должности, срока и места службы. Солдаты боевых войск, конечно, получают больше, особенно спецназовцы. 

Но если бы я мог выбирать, пошёл бы служить на полтора года. Как раз золотая середина — успеваешь почувствовать свою причастность к чему-то важному и отдать долг родине, но не так сильно устаёшь от этого всего.

Читайте также:

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️ Мы не попросим у вас справку от раввина, но расскажем, как её получить, если она вам нужна. Мы также будем вам рады, если вас просто по необъяснимым причинам тянет к звездам Давида и форшмаку.

Еврейский проект, где рады всем