РАССЫЛКА
Наша еженедельная рассылка от редакции и друзей проекта

Как помочь ребёнку найти свою еврейскую идентичность: история одного отца

«Цимес» поговорил с молодым отцом пятилетней Дины Михаилом Томшинским о том, как он помогал дочери осознать её еврейство с помощью еврейского детсада, и о том, почему Дина не пойдёт развивать национальное самосознание в еврейскую школу

— Еврейство многих людей живёт внутри них как спящий цветочек, который часто никогда так и не распускается. И, на мой взгляд, это очень печально. 

Мне в какой-то степени повезло, на мой цветочек попала вода: в свои 25 лет я случайно оказался в Израиле, почувствовал там, что такое быть евреем, и с тех пор определяю себя как часть этого народа. И это несмотря на то, что я вырос в семье, где еврейство, конечно, не скрывали, но и никогда его не подчёркивали, никаких заповедей не соблюдали. 

После магистратуры я хотел поехать на стажировку в Великобританию, но мне отказали в визе, причём трижды. Всё это время я морально уже сидел на чемоданах с полной готовностью вылетать. Поэтому, когда на одной из вечеринок приятель рассказал мне о программе «Маса», думал я недолго: собрал все документы, получил подтверждение еврейства и оказался в Израиле. Там я впервые попал в синагогу, обнаружив целый новый мир. Но всего этого могло и не случиться, если бы англичане дали мне визу с первого раза. 

«Выбор, а не случайное стечение обстоятельств». Почему я хочу, чтобы у моего ребёнка была еврейская самоидентификация

Я не хотел бы пускать вопрос еврейской самоидентификации своего ребёнка на самотёк, как это было в своё время у меня, переживать за то, как у неё сложится судьба, думать, откажут ли ей какие-нибудь англичане в визе, посчастливится ли ей поехать в Израиль. Я бы предпочёл, чтобы у моего ребёнка был осознанный выбор.

Я не ставлю перед собой задачу воспитать датишную, религиозную дочь — ни в коем случае. Моя задача — дать ей все необходимые вводные для того, чтобы она не играла в лотерею, а могла, когда придёт время, самостоятельно понять, насколько ей близко еврейство и готова ли она с этим жить. Главное — это будет её выбор, а не случайное стечение обстоятельств. 

Зачем вообще нужна еврейская самоидентификация? Самый банальный уровень — для устойчивости в жизни. Деревце без корней гораздо менее стабильно, чем многовековой дуб. Любой человек должен знать свою историю, знать, куда уходят его корни: чем больше он про это понимает, тем лучше его ориентиры и по жизни его меньше колбасит. Мне легко представить человека без рода и племени, которого мотает из стороны в сторону.

Когда помимо своего генофонда мы передаём детям свой культурный код, мы помогаем им быть более успешными и приспособленными к жизни. Например, в еврейской культуре уже две тысячи лет закодированы такие вещи, которые в светском обществе получили широкую популярность только сейчас.

Тот же тайм-менеджмент, про который написана не одна современная нон-фикшен-книга, давно знаком любому соблюдающему еврею: нужно заранее планировать время на ежедневную молитву, заблаговременно подготовиться к Шаббату, закупить продукты, приготовить себе еду, да и в целом распределить дела так, чтобы не работать в субботу. И такого в иудаизме очень много. 

«Там, где папа ленится, еврейский детский сад компенсирует». Зачем моя дочь пошла в еврейский садик

Сам я иду на вынужденный компромисс с заповедями — не всегда делаю достаточно длинный перерыв между мясным и молочным, праздники и Шаббат встречаю по велению сердца, а не по расписанию. В целом дома мы едим кошер-стайл (исключаем свинину, морских гадов, не смешиваем молоко и мясо ни в каком виде). Дина это видит и живёт в этом. А там, где папа ленится, даёт слабину и пропускает что-то, еврейский детский сад компенсирует. Именно в садике, например, Дине объяснили, что такое кашрут и зачем его соблюдать, там же рассказали про Пурим и помогли сделать костюм.

Отправив дочь в этот садик, я в какой-то степени сам выписал себе индульгенцию, чтобы не переживать за пробелы в её еврейском воспитании. 

В «Эц Хаим», «Древо жизни», — так называется наш сад — Дина могла и не попасть: она уже ходила в самый обыкновенный детский сад практически во дворе нашего дома. Но оттуда уволилась хорошая воспитательница, на смену которой пришёл, видимо, не самый приятный человек. Ребёнку перемены не понравились, и после быстрого ресёрча мы обнаружили, что в 15 минутах ходьбы от дома есть «Эц Хаим».

Попасть туда было несложно — это обычный государственный детский сад, который подпадает под общее регулирование. Формально они должны брать любого ребёнка, вне зависимости от того, еврей он или нет. Но, конечно, «Эц Хаим» старается брать детей с еврейскими корнями, иначе вся концепция теряет смысл. В общем, когда мы пришли туда поступать, заведующая садиком расспросила, какое отношение мы имеем к еврейству, точно ли всё это нам нужно, понимаем ли мы вообще, куда попали. После чего мы были благополучно приняты. 

Утром в «Эц Хаиме» занимаются еврейскими традициями, для этого приходит профильный специалист по еврейской культуре. Но Дина частично это пропускает — папа-сова не находит причин вставать в семь утра. После 11 вахту перехватывает обычная светская воспитательница. Детей кормят кошерными завтраками, обедами и ужинами, гуляют с ними в общегородском дворе.

Для меня важно, что в еврейском детском садике совершенно точно высокий стандарт отбора сотрудников: там не будет случайных людей. Здесь невозможна ситуация, когда с детьми будет работать какая-то советская мымра, как в нашем предыдущем саду. В «Эц Хаиме» воспитатели отзывчивые и в меру строгие — что, если честно, уникальная ситуация для государственного учреждения с нищенскими зарплатами. 

У меня были некоторые опасения по поводу направленности сада, но я не боялся, что дочь станет ультрасоблюдающей. В теории религиозность сада (даже если бы она была) с лихвой компенсировалась бы домашним разгулом. Скорее, я переживал за форму подачи информации, опасался линейного подхода «мама сказала — в бидоне, значит, в бидоне, и никак иначе». Ведь часто, когда говорят «религиозное», подразумевают отсутствие альтернативных трактовок. Слава Б-гу, в «Эц Хаиме» ничего такого страшного нет. 

Моя задача была окунуть ребёнка в культурную среду, и, кажется, всё сработало как надо. Я не знаю, как у остальных, но я сам за собой часто замечаю, что как будто бы стесняюсь говорить про своё еврейство, отношусь к нему как к чему-то личному, тайному.

У Дины же, благодаря детскому саду, такого совсем нет. Я понял это, когда слышал, как она говорила кому-то на дополнительных занятиях: «Я еврейка, я хожу в еврейский детский сад», — открыто, без тени стеснения.

Видимо, когда ты окружён евреями, ты не чувствуешь себя ущербным, в отличие от ситуаций, когда твоё окружение постоянно указывает тебе на твоё национальное отличие. 

«Хорошую базу заложили в детском саду». Как мы решили отправить дочь в обычную школу

Дине сейчас пять с половиной лет, и мы уже активно задумываемся о школе. Нам казалось, что запас времени ещё есть, но оказалось, что нет. Когда мы начали выяснять, как попасть в тот же ОРТ (московская гимназия №1541 «с этническим компонентом». — Прим. «Цимеса»), нам сказали, что приходить надо было ещё в марте, на подготовительные курсы. Напоминает ситуацию, когда детей дворян записывали в армию ещё до рождения, чтобы к моменту призыва они уже получили звание. 

Конечно, всё в мире можно исправить, но у нас нет намерения отдать Дину именно в еврейскую школу. У нас вообще изначально был список из 12 школ, но все они по разным причинам отсеивались: то по политическим, то по территориальным. Остались два финалиста — Европейская гимназия и уже названный ОРТ. На самом деле обе школы примерно одинаковые, но сейчас нам хочется сделать акцент именно на образовании, а не на еврействе. Книжки и еврейских друзей мы организуем Дине и без посторонней помощи. 

Есть мнение, что общее образование в еврейской школе хуже, чем в обычной, плюс мне до конца не очевидно, зачем вообще нужен этот еврейский компонент именно в школе. Почему его нельзя добрать на курсах и танцах, зачем его имплементировать и так муссировать? Мне кажется, что еврейская часть обучения, встроенная непосредственно в школьную программу, может забирать на себя обязательные учебные часы, которых в итоге может не хватить на основные предметы. Плюс я уверен, что хорошую еврейскую базу Дине заложили в детском саду и мы самостоятельно можем её дальше поддерживать. 

Я боюсь перегиба в еврействе, я его видел в Израиле. Когда педалируется именно национальная тема, она выходит на первый план. Но если мы хотим играть в футбол хорошо и в Первой лиге, то давайте играть в него, а еврейский элемент получать отдельно. Играть в футбол по-еврейски, конечно, можно, но это уже будет Вторая лига. 

Подготовила Арина Крючкова

Читайте также: 

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️ Мы не попросим у вас справку от раввина, но расскажем, как её получить, если она вам нужна. Мы также будем вам рады, если вас просто по необъяснимым причинам тянет к звездам Давида и форшмаку.

Еврейский проект, где рады всем