«Ничто ни с чем не связано. Ни тело с душой, ни душа с телом, ни муж с женой — ничего и ни с чем». Отрывок из нового романа Йоава Блума

14 февраля, 2022
Читать: 16 мин

В мире, где люди могут меняться друг с другом телами с помощью специального браслета, многое выглядит совсем иначе — путешествия, отношения, бизнес, волонтёрство. Наука. Преступления — и правосудие.
Но что, если в этом мире способны на обмен все — кроме одного-единственного человека? «Цимес» публикует главу из нового фантастического детектива израильского писателя Йоава Блума «Я всегда остаюсь собой», который сейчас готовится к выходу в издательстве «Иностранка»

«Я всегда остаюсь собой»
Йоав Блум

Перевод: Александра Полян
Издательство: «
Иностранка»

«Он только хотел кое-что выяснить про Барселону — и всё. Теперь он даже не помнил, что именно. Что-то про количество игроков в Испанской лиге по сравнению с Лигой чемпионов — ну или что-то в этом роде. Да какая, в сущности, разница. 

Теперь он просто пялился в экран. 

Он помнил, что как-то раз уже выяснял это. Когда-то наткнулся на сайт, где была статистика по всем европейским футбольным клубам. Тщательно сделанный сайт, с большим количеством баннеров и фотографиями футболистов около каждой строчки. Он просто не помнил, как этот сайт называется. Но он точно заходил туда месяца два назад. Кто-то прислал ему ссылку, что ли. 

Тогда он стал рыться в истории браузера, искать этот сайт. 

Видимо, она забыла или не обратила внимания. В целом она очень внимательная женщина, всегда замечает всякие детали, отмечает каждый изъян, каждую царапину, каждое задание, которое не было сделано вовремя, — она точно следила за этим. Иначе бы он заметил раньше. Но хватило и одного раза, когда она забыла включить режим «инкогнито» и выйти из своего профиля. Он нажал на ссылку с каким-то странным названием сайта, пытаясь вспомнить, что это могло быть, и случайно раскрыл её секрет. 

И теперь он таращится на экран и пытается убедить себя, что это ошибка, но знает, что жизнь перевернулась с ног на голову. 

Он слыхал о таких сайтах. Регистрируешься — и можешь смотреть профили тысяч людей, которые готовы обменяться с тобой за плату. Обмен анонимный. Чтобы понять, что имеется в виду, даже не нужно смотреть входящие сообщения. 

На сайте — профессиональные актёры, домохозяйки, риелторы, кто угодно. Ты просто отправляешь им достаточно данных о себе, достаточно фактов, которые помогут им сделать вид, что они — это ты, и правдоподобно играть тебя какое-то краткое время. Затем они обмениваются с тобой, и пока ты в их теле — можешь изменять своему партнёру сколько хочешь.

Вот три женщины, с которыми его жена договорилась на обмен, чтобы оказаться далеко от него. Они были здесь вместо неё, пока она ему изменяла. 

Одна женщина — с севера Израиля, другая — из Калифорнии, третья — из Лиссабона.

Он смотрит дальше — папка с сообщениями. Там она рассказывает, как они обычно проводят вечера, объясняет, что они мало общаются, так что большой проблемы не будет, советует идти спать пораньше, закрываться в кабинете, ждать, пока он сядет смотреть футбол, и принести ему каких-нибудь орешков или семечек. Он подумает, что она хочет сделать ему приятное, будет доволен и ничего не заметит. 

И вот — все эти вечера, когда они ужинали молча, или когда ей внезапно нужно было ответить на рабочие мейлы и она отвечала на них до поздней ночи, или когда ей вдруг хотелось пойти в кино или на концерт, — так вот, это вообще она была или нет? Она ли сидела рядом на диване перед телевизором, или в тот момент она была в одном из молодых гибких страстных тел, улыбаясь шептала что-нибудь в ухо любовнику в Лиссабоне, обнимала этого мерзавца на смотровой площадке в горах на севере Израиля, гладила кого-нибудь перед сном в Калифорнии? 

Полтора месяца назад он сделал ей сюрприз — ужин в ресторане. Она отреагировала довольно сдержанно: сказала, что устала и не хочет обмениваться, чтобы выйти из дома. А он собирался повести её в новый ресторан Три́мана. 

Она несколько лет говорила, как ей хочется пойти в ресторан Йонатана Тримана, «Раскардаш-ян». Когда Триман закрыл его, она так расстраивалась. Хотя подумаешь тоже, всего лишь ресторан. 

Когда открылся новый ресторан, он решил заранее забронировать места. Им дали очередь только на десять месяцев вперёд — и всё равно он забронировал. 

Концепция нового ресторана — «Внутри́ман» — заключалась в том, что все гастрономические ощущения нужно было переживать в теле самого Тримана и его жены.

Каждый вечер в ресторан пускали только одну пару. За вовсе не символическую плату они могли обменяться с супругами Триманами и насладиться ужином, который Триман приготовил для себя и для жены. «Это лучшие гастрономические переживания от шеф-повара, — писали в газетах. — Всемирно известный шеф-повар Йонатан Триман на кухне своего дома будет готовить ужин гурмэ, каждый вечер — новый, и гости получат возможность поужинать в совершенно интимной обстановке и почувствовать вкус максимально непосредственно — через вкусовые рецепторы шеф-повара». 

Но когда в тот вечер он рассказал ей о приглашении, она вдруг решила остаться дома. Теперь понятно почему. Та женщина, которая с ней обменялась, получила гонорар только за один обмен, только за тихий вечер дома, зачем ей весь вечер занимать его милой беседой, а потом заполнять отчёт для его жены обо всём, что они ели и о чём говорили? Зачем ей этот гемор? Чем меньше интеракции, тем лучше, — так ниже риск, что тебя раскроют. 

Тошнота. Сильная, внезапная, с которой нельзя справиться. Он глубоко вздыхает — и она сменяется гневом. Жгучим, острым, жестоким. Он прокручивает экран дальше, дыхание у него кислое и серное, руки — окаменевшая лава. Эти сообщения — очевидное доказательство вины. В них она пишет, что познакомилась с кем-то, кто живёт в Израиле и работает в Лиссабоне. Ей надо встречаться с ним, потому что муж уже вынес ей весь мозг.

Ей нужен настоящий мужчина, который увлечёт её, за которым она потянется, а не унылое чмо. Она умоляет, объясняет, просит снизить ей цену. Какая мерзость. 

Он резко захлопывает ноутбук. Так и хочется кому-нибудь врезать, задушить, выдрать кому-нибудь волосы — и орать. 

В его грудь вонзается раскалённое остриё, и он еле дышит, пытается вытащить его наружу, придумывая какие-то отмазки, которые смягчают её измену. Она не дома, в кафе с подружками. Вернётся поздно, сказала она ему. Абсурд ситуации в том, что сейчас он ей верит. Понятно, что она с подружками. Когда она хочет провести время с одним из своих любовников, она не выходит из дома, а обменивается с кем-нибудь помоложе и попривлекательнее. Как унять эту боль? 

Он ей покажет. Он вышвырнет её ко всем чертям. Он наймёт такого пройдоху-адвоката, что оставит её без гроша. Без гроша! Она будет плакать, молить о пощаде, молоть что-то об эмоциональном отдалении, потребности в тепле и всё такое прочее. Нет-нет. Он не поддастся на её слова. Он будет вести себя как обычно и собирать информацию. Установит на компьютер программу, которая будет собирать всё, что она набирает на клавиатуре, и докажет её вину. Подготовится: адвокаты, доказательства, документы и так далее. И однажды она придёт домой, а все её вещи окажутся за дверью, замок он сменит, а сам будет смотреть на неё с балкона — и наконец выплеснет на неё всё, что у него накопилось. А потом он войдёт обратно в квартиру, и больше не надо будет видеть её лица. Никогда. 

Но сейчас нужно успокоиться. Сделать вид, как будто он ничего не знает. 

Когда она вернётся, он должен уже спать в постели. Или читать — и улыбнуться ей, когда она придёт, ничтожная изменница. 

А сейчас нужно что-нибудь выпить. Пойти в какой-нибудь бар надраться, накостылять кому-нибудь, потом вернуться домой как ни в чём не бывало. 

Он снова включает ноутбук. Для того, что ему нужно, тоже предлагаются услуги. Краткий поиск, и он находит подходящую рекламу. Есть укурки, которые позволяют тебе поймать кайф, находясь в их теле, кокаинщики, которые дают ощутить бездны. И профессиональные алкаши. Люди, которые бухают себе в какой-нибудь тёмной пивнухе, никогда не трезвеют и позволяют тебе обменяться с ними, напиться и вернуться в своё тело. Наутро никакого похмелья, никаких последствий. Ему необходимы эти пять минут. Ну десять. Ну пятнадцать. 

Он находит алкаша, который сидит в знакомом ему пабе. Вот номер браслета и тариф — стоимость одной минуты. Он прикидывает — пятнадцать минут будут стоить примерно двести. Ну, разумно. Человеку надо на что-то жить, а пить ему предстоит много. 

Он звонит на браслет бухарика и через несколько секунд обменивается с ним.

Алкоголь сразу ударяет ему в голову. Чувствуется, что он в пабе, душевная тошнота сменяется физической, настоящей — та окутывает его. Голова у него тяжёлая, соображает медленно, он чувствует, как по венам течёт кровь, как мысли в голове собираются в кучу. Вот именно это ему и нужно. Эту гадость он и хочет ощутить. Скользкие склоны физического опьянения, по которым его душа может скользить и падать — внутрь, вниз, ураган движения, которому нет дела до тебя и твоих чувств, который огорошивает тебя потоком ощущений, и они не дают тебе подумать. 

Рядом с ним за стойкой сидит молодой человек, который разговаривает по телефону. Говорит что-то вроде: «О твоём теле потом поговорим». 

Поколение с промытыми мозгами, похоть на первом месте. Как ты разговариваешь с ней? Как ты к ней относишься? 

— Не пропало, — говорит молодой человек в телефон и бросает взгляд на него, пытаясь говорить тише. Он что-то скрывает, ясное дело. Ещё один мелкий изменник? Они повсюду вокруг него. 

— Просто скажи мне, где ты, — шепчет этот мужик в телефон, тихо, односложно отвечает на вопросы и добавляет: — Может быть… А что, у меня есть ещё какие-то причины ехать аж в Иерусалим ради женщины, которая замужем за кем-то другим?

Они повсюду. Ни стыда ни совести. Он сердится, хочет съездить этому мужику по подбородку, расквасить ему морду, но даже в спиртном тумане он понимает, что не сделает этого. Весь свой гнев, всю свою горечь он вкладывает в лазерный луч, которым стреляет из глаз в этого бесстыдника. 

Мужик машет бармену и просит счёт. Торопится, подлец. 

— Уже уходишь? — говорит он мужику. Вот ведь тварь. Сколько семей ты уже разрушил? 

— Да, видишь ли, — отвечает мужик. — Пора. 

— Куда? — наклоняется он к нему: пусть знает, что делает. — Куда ты так быстро? Давай посидим, выпьешь ещё чего-нибудь. Я приглашаю. 

— Извини, мне и правда нужно бежать, — говорит изменник и вынимает кошелёк. 

— Вечно все бегут. Всё время пытаются что-нибудь добыть. А следующее в их жизни важное событие всегда ждёт за углом. Люди просто не умеют довольствоваться тем, что есть. И по дороге не обходится без происшествий. А знаешь, чем всё заканчивается? 

— Нет. — Мужик пытается от него избавиться. — И чем же всё заканчивается? 

В конце концов приходит кто-нибудь с разводным ключом — и в каком-нибудь закоулке проламывает тебе череп. В конце концов семьи распадаются, крошатся в пыль, а всё из-за таких, как ты. Из-за тебя. 

— А тем, что кто-нибудь оказывается хитрее. Они понимают, что не надо было никуда бежать, ведь можно было оставаться дома — и всё-о-о было бы хорошо. Отлично просто было бы. 

Кто знает, может, ты неплохой парень, может, ты думаешь, что у вас — любовь, может, ты не видишь, к чему приведут твои действия. Он пытается транслировать этому мужику свои мысли. Может, не надо так сердиться, получится просто объяснить.

Но мысли у него текут медленно, всё как будто в тумане, а этот наглец ещё говорит ему: «Увлекательно!» — и собирается уходить. Он хватает его, пытается объяснить ему — по-хорошему, без насилия. 

— Не беги. Оставайся, — говорит он. Я даже готов выпить с тобой, выпить за умение сказать «нет». — Иначе совершишь большую ошибку. Такую, о которой будешь жалеть ещё долго. И ты знаешь, что я имею в виду.

Ты и сам в глубине души знаешь, что лучше развернуться и поехать обратно. Эта ночь тебе не сулит ничего доброго. Иди домой. 

Но этот идиот отталкивает его и быстро выходит из паба. 

А он снова поворачивается к стойке. 

Тут осталось ещё полстакана виски, который можно допить. У него есть ещё — сколько? Сколько времени прошло? Скажем, шесть-семь минут. 

А потом он вернётся домой, выпьет воды. Про себя будет ругать её, всех женщин, которые обменивались с ней, всех её любовников и всех, кто думает, что в этом мире в браке уже нет никакого смысла, что можно обмануть доверие, если речь только о теле, что ничто ни с чем не связано.

Ни тело с душой, ни душа с телом, ни муж с женой — ничего и ни с чем».

Чтобы добавлять статьи в закладки - войдите, пожалуйста

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

О нас

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️  «Цимес» — самое еврейское место во всем Рунете. Каждый день мы пишем о жизни современных евреев в России и ищем ответы на волнующие нас вопросы — от житейских до философских. А если сами не можем разобраться, всегда обращаемся к специалистам — юристам, психологам, историкам, культурологам, раввинам.

Связаться с нами по вопросам сотрудничества, партнерских программ и коллабораций можно написав на почту shalom@tsimmes.ru или в телеграм