РАССЫЛКА
Наша еженедельная рассылка от редакции и друзей проекта

Документы, деньги, лайфхаки: что нужно знать тем, кто репатриируется сейчас

Как программы «Сохнута» помогают при репатриации, какие справки нужны, чтобы вас посадили на самолёт, кто вернёт вам деньги, потраченные на такси в аэропорт, и как получают израильское гражданство прямо в Бен-Гурионе, рассказывает автор «Цимеса» Настя Венчикова, которая уехала жить в Израиль две недели назад

В первой части материала Настя объяснила, что происходит с консульской проверкой из-за коронавируса, какие документы нужны для репатриации по реформистскому гиюру, сколько денег уходит на личное спокойствие и как весь процесс выглядит в новой реальности.

— Я мечтала поехать на программу «Ульпан Эцион» в Иерусалиме — можно было выбрать другой город, но у нас со столицей особая связь. «Эцион» предлагает изучение иврита с того уровня, на котором ты находишься, опциональные экскурсии и различные активности в течение недели с мадрихами (вожатыми) — их в ульпане трое. Из плюсов — на программу едет множество ребят из испано-, франко- и англоязычных стран (отличная возможность подтянуть ваш «второй иностранный»). Вариант «Масы» я никогда не рассматривала: у меня за плечами 11 групп «Таглита» в качестве мадрихи (вожатой) и иврит на разговорном уровне, поэтому я давно считаю, что готова к самостоятельной жизни в стране. 

Настя Венчикова. Фото из личного архива

Чтобы записаться на программу, я связалась с московским филиалом еврейского агентства «Сохнут» ещё до получения визы на ПМЖ. Мне задали вопросы об образовании, семейном статусе, владении английским и ивритом и спустя несколько дней сообщили, что я принята. 

Что даёт репатриация по программе через «Сохнут»? Во-первых, вам оплачивают билет в один конец. Во-вторых, вам оплачивают три чемодана — каждый по 23 килограмма. В-третьих, вы знаете, куда именно едете и что будет с вами происходить в течение ближайшего полугода.

«Ульпан Эцион» — не бесплатная программа: с банковского счёта, на который после репатриации будут поступать платежи «корзины абсорбции», три месяца подряд снимается по 2467 шекелей. Зато вы получаете жильё (по два человека в квартире), обеды и пять часов иврита пять раз в неделю.

После звонка в «Сохнут» к вам прикрепляют координатора, который находится с вами на связи. Сначала координатор просит собрать пакет документов и проверяет их:

  • согласие на обработку данных;
  • согласие на прохождение карантина в отеле;
  • личная информация; 
  • данные загранпаспорта и визы;
  • декларация о семейном статусе;
  • декларация о состоянии здоровья; 
  • фото на документы.

Вы сами выбираете дату вылета, правда, желательно, чтобы у «Сохнута» было около месяца на оформление вашего полёта. Я выбрала 5 июля, потому что семестр в ульпане начинался 21-го числа, но билет пришлось отменить — параллельно я пыталась сделать операцию в Москве (и сделала! ура!). Я предоставила заключение на госпитализацию, и координатор сообщила, что у меня есть право на второй, последний, бесплатный билет.

Я наобум назвала 15 августа и молилась, что успею провернуть все свои дела и улететь.

В ульпане тоже пошли навстречу и подключили меня через Zoom, так что месяц я учила иврит онлайн с воскресенья по четверг с 8:00 до 13:00. 

Основная какофония началась перед отлётом: за неделю до вылета координатор «Сохнута» выслала ещё один пак документов для заполнения — на этот раз с израильской стороны. И вот эти красавцы:

  • ПЦР-тест за 72 часа до вылета. Сдавала в лаборатории «Архимед» в пятницу в 12:00, получила результаты в 19:00 того же дня на английском и на русском. Тест оформила на сайте, заплатила 1800 рублей. Плюс этой лаборатории в том, что их филиалы есть в каждом московском аэропорту, и если вдруг сотрудникам авиакомпании понадобится официальная печать на распечатке результатов, вы сможете поставить её прямо на месте. Для вылета в Израиль эта печать не требуется.
  • За 24 часа до рейса (не ранее!) нужно заполнить форму на сайте Министерства здравоохранения Израиля. Вам на почту придёт письмо на двух языках с подтверждением, что вы можете въехать в страну, — распечатайте его.
  • Нота МИДа Израиля: она подготовлена лично для вас и высылается на почту координатором «Сохнута». Её нужно просто распечатать.
  • Электронная заявка на сдачу ПЦР-теста в аэропорту Бен-Гурион. По прилёте в Израиль вы снова обязаны сдать тест. Можно оплатить его заранее любой картой, в том числе российской, — 80 шекелей. Я оплачивала тест на месте наличкой без скидки, вышло 100 шекелей.
  • Таможенная декларация: ничего специфического, если вы не вывозите миллионы денег и драгоценностей.

Важно: распечатать все документы и результаты теста ПЦР. Вы летите авиакомпанией «Эль-Аль», которая славится системой безопасности — сотрудники компании не имеют права брать в руки ваши электронные устройства, на которых вы демонстрируете скриншоты всех заполненных форм.

К слову, в этот раз «Эль-Аль» не ограничилась вопросом про мой любимый еврейский анекдот или праздник, меня попросили показать что-нибудь из моих текстов (сотрудница Вера, надеюсь, вы читаете этот материал!). 

Мой рейс был 15 августа, в воскресенье, утром, поэтому я распечатывала документы в субботу ночью, после выхода Шаббата, в круглосуточной типографии «МДМ» на «Фрунзенской» — за печать документов, нужных израильской стороне, я заплатила 170 рублей. 

Сортировка книг: кучку справа — взяла с собой, кучке слева — предстоит отправка в Израиль. Последнее селфи в московской квартире. Фото из личного архива
Сортировка книг: кучку справа — взяла с собой, кучке слева — предстоит отправка в Израиль. Последнее селфи в московской квартире. Фото из личного архива

Утром 15 августа мы с другом отправились в Домодедово на каршеринге, нашли в аэропорту стойки «Эль-Аль» и отметились у координатора «Сохнута». Из приятных неожиданностей — нам возместили стоимость каршеринга: существует фонд «Эвен Эзер», который помогает с трансфером в аэропорт (если связаться с ними за неделю), с билетами в другой город на консульскую проверку и т. д.

Для возмещения трансфера потребовалось предоставить мой российский паспорт и назвать сумму, затраченную на дорогу до Домодедова, — так мне выдали 1500 рублей наличными. Признаюсь, было неожиданно и, что уж там, приятно. 

После приземления самолёта нас отвезли в терминал Бен-Гуриона, больше походящий на аэропорт небольшого европейского города, — никого, кроме пассажиров нашего рейса, в этом терминале не было. Там нужно:

  • Показать свой загранпаспорт службе тыла — подразделению Армии обороны Израиля, которое обеспечивает вашу безопасность во время карантина (не спрашивайте…).
  • Заполнить таможенную декларацию, если вы ещё не. 
  • Сдать ПЦР-тест (тот самый, за который вы либо уже заплатили 80 шекелей, либо заплатите сейчас 100 шекелей картой или наличными).
  • Получить конверт от «Сохнута», в котором будут: теудат оле — удостоверение нового репатрианта; «аэропортные» — первые деньги, которые дарит вам государство, — 2700 шекелей (они не входят в шесть выплат «корзины абсорбции», а идут бонусом); израильская сим-карта — оплачена на три месяца с 6 ГБ интернета на каждый из них; документы, которые вам понадобятся, чтобы прикрепиться к больничной кассе по вашему выбору и открыть счёт в банке. 

Не бойтесь потеряться или что-то упустить — в аэропорту вас встретят люди с табличкой «OLIM» («Репатрианты») и будут направлять вас в этом квесте. 

Спустя час-полтора всех новых репатриантов везут в «корона-отель» — у нас это был «Дан Панорама» на тель-авивской набережной. В гостиничную камеру хранения можно сдать чемоданы, которые вам в ближайшее время не понадобятся (это бесплатно).

После вы заселяетесь в номер, который становится вашим домом на ближайшие семь дней: выходить оттуда строго запрещено (благо есть балкон), еду вам приносят три раза в день (вешают пакет на ручку двери), мусор вы выставляете за дверь одной рукой. 

Шаббатнее напоминание: если вы соблюдаете Шаббат, заблаговременно сообщите об этом сотрудникам ресепшена — о том, что халы должно быть две, а для кидуша (специального благословения) нужен виноградный сок, знает не каждый. 

Вид из отеля и завтрак в номере. Фото из личного архива
Вид из отеля и завтрак в номере. Фото из личного архива

В течение недели на телефон в номере вам звонит координатор израильского «Сохнута» и спрашивает, куда вы едете после карантина: вы называете место, и его вносят в список адресов для развозки; это бесплатно. На седьмой день (у меня это была суббота) в номер приходят брать второй ПЦР-тест (он тоже бесплатный). Утром восьмого дня, ровно через неделю, на израильский номер мне пришла СМС о том, что результат теста негативный. 

Заканчиваю этот текст в последнее утро карантина — вот-вот я окажусь в Иерусалиме. Мне уже позвонили и сообщили, что в 13:45 я могу выйти из номера и спуститься в лобби, ждать развозку. 

Не думала, что до этого дойдёт, но вот я здесь: оставлю вам свой инстаграм — там я планирую рассказывать и показывать разное, личное, смешное и (наверное) интересное.

Рассказала Настя Венчикова 

Читайте также:

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️ Мы не попросим у вас справку от раввина, но расскажем, как её получить, если она вам нужна. Мы также будем вам рады, если вас просто по необъяснимым причинам тянет к звездам Давида и форшмаку.

Еврейский проект, где рады всем