РАССЫЛКА
Наша еженедельная рассылка от редакции и друзей проекта

Как переехать в Израиль, когда вокруг коронавирус. Личный опыт

Несмотря на пандемию, Израиль продолжает принимать новых репатриантов. Что происходит с консульской проверкой, что вообще нужно, чтобы переехать в период дельты, сколько на это уйдёт денег и как весь процесс выглядит в новой реальности, рассказывает автор «Цимеса» Настя Венчикова

— Моя первая консульская проверка была назначена на 1 марта 2020 года, но у Всевышнего были свои планы: 29 февраля у меня случилось, пожалуй, самое судьбоносное свидание в жизни — наутро я обнаружила, что потеряла паспорт и ключи от дома. Нет, меня не обокрали, просто я знаю толк в веселье и хороших настойках. Пока я восстанавливала паспорт, грянула корона, визит к консулу несколько раз переносили, и в итоге его пришлось ждать почти год. 

Итак, февраль-2021. У проходной консульства на Большой Ордынке переминается с ноги на ногу охранник. Он сообщает, что всё, кроме папки с документами, нужно куда-то сдать — например, в камеру хранения через дорогу от посольства. Совершенно случайно в том же помещении заседают две адвокатские конторы, помогающие с оформлением гражданства. К адвокату мне не надо, а за хранение сумки до конца дня я заплатила около 300 рублей. 

Настя Венчикова. Фото из личного архива
Настя Венчикова. Фото из личного архива

Мой кейс не совсем типичный — я репатриируюсь по реформистскому гиюру, который прошла в 2014 году. Соответственно, и пакет документов, который мне потребовалось собрать, был необычным.

Два года назад, оказавшись в Израиле, я в очередной раз решила заняться вопросом алии и договорилась о встрече с Николь Маор — единственной адвокаткой в стране, которая занимается репатриацией по реформистскому гиюру. Николь должна была помочь мне собрать пакет документов и «продавить» дело в мисрад а-пним, Министерстве внутренних дел, если оно вдруг застрянет

Тогда ещё не был принят закон о получении гражданства по реформистскому или консервативному гиюру, разрешения на алию давались долго и иногда со скрипом, поэтому юридическая протекция была для меня страховкой. Николь записала мою историю и дала мне перечень документов, которые нужно собрать.

Я заплатила 300 долларов, но документы решила подавать в Москве, чтобы не задерживаться в Израиле: пришлось бы получать временную визу «алеф-5», но она не даёт права работать официально, а жить в Израиле на российский фриланс — сомнительное удовольствие. Услуги Николь по «продавливанию» дела так и не пригодились.

Поскольку я собиралась репатриироваться по гиюру, мой jewish set для похода к консулу, помимо стандартных документов вроде паспорта, выглядел так: 

  • теудат герут — свидетельство о прохождении гиюра;
  • михтав иши — личное письмо, или «духовная автобиография» на иврите: от прихода в еврейскую общину до сегодняшнего дня;
  • перечень всех поездок в Израиль на иврите: точные даты, цель визита и места, которые посещала;
  • контакты пяти израильтян, с которыми я дружу или общаюсь: их фамилии, имена, номера телефонов и удостоверений личности — теудат зеутов;
  • письмо на иврите о том, сколько времени занимала дорога от дома до общины, когда я проходила гиюр.

Община, где я проходила гиюр, подготовила свою часть документов: 

  • письмо на иврите, подтверждающее, что я принадлежала к этой общине
  • письмо на иврите от раввина, который готовил меня к бейт-дину — раввинскому суду;
  • письмо на иврите от раввина, который принимал у меня экзамен;
  • расписание занятий моего класса по гиюру, с перечнем дисциплин, которые мы изучали, и количеством потраченных часов. Тоже на иврите. 

Чтобы всё получилось наверняка, я взяла с собой:

  • рекомендательные письма на английском или иврите из шести еврейских организаций, в которых работала; 
  • все свои сертификаты, грамоты и дипломы из еврейского мира. 

Консул задала мне несколько вопросов обо мне и о гиюре, поинтересовалась, почему я не репатриировалась раньше («если б я знала!»), и сказала, что «в этом деле они только почтальоны». Сканы моих документов отправятся в МВД Израиля, там их пристально рассмотрят и примут решение — ставить мне визу на ПМЖ или нет. «Сколько ждать — неизвестно, сами понимаете, такое время». Понимаю, что уж тут. 

Приблизительно через две недели мне позвонила консул и задала несколько уточняющих вопросов по просьбе израильского мисрад а-пним: репатриируюсь ли я одна или с кем-то; есть ли у меня молодой человек; еврей ли он, и если да, то по какой линии; собирается ли он переезжать вместе со мной; была ли я раньше замужем. А ещё через пару недель, в девять утра, девушка из консульства сообщила: «Приходите в конце июня на проставление визы». 

К этому визиту я должна была обновить справку о несудимости — документ, требующий дикого количества возни. Справку готовят месяц, действительна она полгода, сроки нужно рассчитать так, чтобы на момент консульской проверки она была актуальна.

Заказать документ можно на портале «Госуслуги»: вам предложат сделать «электронный вариант», но а) он не подходит и б) тоже готовится месяц, так что не соглашайтесь. 

Когда вы получите справку, её нужно будет апостилировать — заверить для международных инстанций. Апостиль можно заказать прямо там же, в МВД, оплатив госпошлину в размере 2500 рублей в ближайшем Сбербанке. Готово будет через неделю. 

Настины документы и теудат оле — удостоверение репатрианта
Настины документы и теудат оле — удостоверение репатрианта

Лайфхак: если у вас уже есть справка с апостилем, но её срок заканчивается раньше, чем вы прилетаете в Израиль, сделайте новую справку, не ставя на неё апостиль, и возьмите с собой старую, апостилированную, — такой вариант с двумя справками считается приемлемым.

Важно: консулу в России справка нужна актуальная, свежая и с апостилем. А вот в израильском МВД её просят через раз, но лучше, чтобы она у вас всё-таки была.

22 июня, посреди аномальной московской жары, я стояла у входа в «Плеханов плаза», где располагается Израильский культурный центр и заодно дополнительный филиал консульства. В отличие от посольства на Большой Ордынке, там есть камеры хранения, куда можно бесплатно сдать вещи. Час ожидания на улице, милая микробеседа с консулом — и заветная виза на ПМЖ стояла в моём загране. 

Оказывается, в период короны действует негласное правило — срок визы, которая ставится на полгода, автоматически продлевается на три месяца (потому что, помним, время такое), но я советую не тянуть до последней возможности улететь и уточнить у «Сохнута» актуальность этого правила. 

Поделилась Настя Венчикова 

Во второй части материала Настя расскажет, как программы «Сохнута» помогают при репатриации, какие справки нужны, чтобы вас посадили на самолёт, кто вернёт вам деньги, потраченные на такси в аэропорт, как получают израильское гражданство прямо в Бен-Гурионе и что нужно сделать, чтобы правильно встретить Шаббат в тель-авивском корона-отеле. Не отключайтесь!

Читайте также:

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️ Мы не попросим у вас справку от раввина, но расскажем, как её получить, если она вам нужна. Мы также будем вам рады, если вас просто по необъяснимым причинам тянет к звездам Давида и форшмаку.

Еврейский проект, где рады всем