РАССЫЛКА
Наша еженедельная рассылка от редакции и друзей проекта

«Лучшая религия для феминисток». Как иудаизм сочетается с гендерным равенством

Можно ли одновременно принадлежать к одной из древнейших мировых религий — и поддерживать современные идеи равноправия? Колумнистка «Цимеса» Рахель Вирник рассказывает, как это — быть сразу и религиозной еврейкой, и феминисткой

— Эту колонку пишу я, женщина, которая считает иудаизм основой еврейской культуры, истории, государственности и не подвергает сомнению его божественную природу. В то же время я понимаю феминизм как борьбу за равноправие женщин и против их дискриминации и считаю его влияние полезным для мира и общества в целом и для иудаизма в частности. Короче говоря, я религиозная еврейка и феминистка.

Многим может показаться, что это необычное, даже невозможное сочетание взглядов. Религиозная женщина представляется нам скромной заботливой многодетной мамой с молитвенником в руках, которая готовит обед и занимается домом, воспитывает детей и вдохновляет мужа. Зрители сериала «Неортодоксальная» совершенно уверены, что еврейские религиозные женщины ущемлены в правах, невежественны, ничего не знают про своё тело, секс и современный мир, полностью подчинены воле родителей или мужа, не могут выбрать занятие и одежду в соответствии со своими предпочтениями и так далее. И всё это действительно бывает так, к сожалению.

Но иудаизм гораздо шире, глубже и разнообразнее, чем могут показать пять часов сериала — к тому же об одной достаточно закрытой общине. Религиозная среда тоже меняется, традиционно мужские области, например изучение Торы, становятся доступными и для женщин, всё больше и больше ортодоксальных раввинов высказываются в поддержку ЛГБТК+ и транс-людей — правда, действительно не в мире «Неортодоксальной». 

Рахель Вирник. Фото из личного архива
Рахель Вирник. Фото: раввин Великого Новгорода Яаков Соминский, фотограф

С другой стороны, «традиционная женская роль» не так сильно связана с религией, как многим кажется, и женщину хотят видеть скромной заботливой женой и матерью совсем не только в религиозных общинах.

Рожай, воспитывай, не жалуйся, не высовывайся, не привлекай к себе внимание, не женское это дело, каждый день свежая домашняя еда, унитаз — лицо хозяйки, вдохновляй мужа на успех, украшай собой коллектив, не подвергай сомнению авторитет мужчин — ничего не напоминает?

Патриархальное общество в целом хочет запереть женщину дома и обесценить её оплачиваемый и неоплачиваемый труд, а религия — любая, не только иудаизм — вовсе не единственный инструмент дискриминации. 

Много лет назад я была обычной молодой девушкой, которая выросла на стереотипах и образах, транслируемых в обществе, культуре и медиа. Моё представление о романтической любви основывалось на сказках о прекрасных принцах, а пример крепких здоровых отношений у родителей сформировал уверенность в том, что любовь должна быть одна навсегда. Я была очарована возрождающейся еврейской жизнью и уверена, что моя собственная жизнь будет не менее очаровательной.

Но довольно скоро стало понятно, что мне тесно в традиционных установках, транслируемых в женских кругах. Мне нравится быть женой, хозяйкой, мамой, но я хотела, чтобы мои старания были видимыми и оценёнными, а не само собой разумеющимися. Мне нравилось работать и зарабатывать, но было неприятно, когда моя карьера считалась второстепенной. 

Еврейское общество, как и любое другое общество, имеет очень много представлений о том, какой должна быть настоящая еврейская девочка, женщина, мама. Некоторые из этих представлений основываются на законах, некоторые — на рекомендациях мудрецов и еврейских традициях, а некоторые — на патриархальных установках.

Среди религиозных евреев, так же как и среди других людей, бывают счастливые и несчастные семьи, угнетаемые и эмансипированные женщины, сексуальные меньшинства, люди с особыми потребностями и нобелевские лауреаты. И я искренне считаю, что истинный иудаизм заботится о благе индивида и еврейского народа, и думаю, что в корне неверно оправдывать свою гомофобию, шовинизм и женоненавистничество заповедями Торы. 

Вообще-то, нам даже повезло, потому что иудаизм — лучшая религия для феминисток. Многие героини Танаха могут вдохновить нас своим примером. У нас были женщины-пророчицы, судьи, военачальницы, царицы и блудницы. Еврейские женщины выбирали себе мужей, требовали причитающуюся долю наследства, убивали врагов, занимались торговлей и спасали весь народ. Три с половиной тысячи лет назад, когда Моисей получил десять заповедей на горе Синай, весь мир (то есть мужчины) относился к женщинам как к имуществу и заводу по производству детей.

Иудаизм на этом фоне выделялся очень выгодно: женщина могла владеть имуществом, требовать развод и получать алименты. Также женщин нельзя было насиловать и выдавать замуж без их согласия — и даже в современном мире не все страны могут похвастаться таким же списком женских прав. 

Как же так вышло, что лучшую религию для феминисток стали трактовать не в пользу женщин? Иудаизм всю свою историю балансирует между двумя крайностями: полностью закрыться от любых изменений, чтобы сохранить себя, и открыться навстречу прекрасному будущему, чтобы вобрать в себя лучшие достижения человечества. Все мы находимся на этой оси, кто-то посередине, а кто-то ближе к краям.

Те части еврейского общества, которые хотят оградить себя от любых влияний, ведут очень закрытый образ жизни. Что-то похожее как раз и показано в сериале «Неортодоксальная». Консерватизм, отказ от современной культуры в любых её проявлениях касаются всего: в этих общинах не пользуются интернетом, игнорируют новые технологии, носят подчёркнуто немодную одежду. Из поколения в поколение мужчины там учат Тору, а женщины работают и рожают много детей. И дело даже не в религии, просто в этих общинах не хотят ничего менять. 

Однако в иудаизме есть не только консервативные общины и консервативные люди. Вот мои подруги — яркие, умные, интересные женщины. И религиозные. Среди них есть те, кто работает психологом, медсестрой, стоматологом, директором больницы, школы, садика, благотворительного фонда. Есть те, кто умеет в диджитал, фото, дизайн и программирование. Есть те, кто с нуля построил успешный бизнес. Есть те, кто никогда не рожал и вообще не хочет детей, есть женщины с двумя детьми, есть с тремя и так далее. У одной моей подруги их десять. Среди этих прекрасных женщин есть те, для кого жареная картошка — сложное блюдо, и те, кто за три часа приготовит вам пир ресторанного уровня.

Еврейские женщины, которые ведут религиозный образ жизни и при этом хотят равной оплаты труда, равномерного распределения обязанностей в семье, здоровых отношений с партнёром, — вовсе не редкость. Как и светские женщины, мы очень разные.

Рахель Вирник. Фото из личного архива
Рахель Вирник. Фото из личного архива

Прежде чем я стала называть себя феминисткой, прошло много времени, но по сути я была ею всегда. Моя мама говорит, что мне не следует слишком уж увлекаться новыми веяниями, но мне кажется, что первая феминистка, с которой я познакомилась в жизни, — это как раз она. Мама всегда училась и развивалась, никогда не «тащила дом на себе», открыто высказывала своё мнение, не боялась идти против большинства, осваивала новые профессии, построила успешный бизнес, села за руль после 45 лет и ни разу не сказала мне «ты же девочка». И мы с мамой не одни такие, не ошибка системы или статистическая погрешность.

Я считаю, что польза феминизма в иудаизме лежит в сфере семьи, дома и образования. Мы можем сказать своим детям: «Выбирайте любую профессию, которая вам по душе, чтобы максимально раскрыть свои таланты» вместо «Лучше всего стать учительницей или раввином, это так почётно». Я действительно думаю, что такой подход нужно транслировать и девочкам, и мальчикам. Каждый ребёнок заслуживает того, чтобы найти своё призвание, а не жить в угоду гендерным стереотипам. И это — феминизм.

Можно договориться с мужем, как именно в вашей семье будут распределяться домашние обязанности, — и это тоже феминизм. Когда папа не «помогает с ребёнком», а воспитывает его наравне с мамой — это феминизм. И когда у женщины есть возможность высказаться и быть услышанной, это тоже феминизм. 

Звучит как признаки «семьи здорового человека», правда? Мой муж, замечательный и талантливый человек, не причисляет себя к профеминистам. Он просто считает, что женщины, как все остальные люди в мире, достойны уважения, признания, равной оплаты труда, самореализации — и не заслуживают дискриминации по половому признаку. Я с ним согласна. 

Феминизм для меня — это возможность быть собой, слушать себя, реализовывать себя, ощущать свою ценность. И поскольку я еврейка и не мыслю себя иначе, иудаизм для меня — это тоже возможность быть собой.

Автор: Рахель Вирник
Фото на обложке: раввин Великого Новгорода Яаков Соминский, фотограф

Читайте также:

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️ Мы не попросим у вас справку от раввина, но расскажем, как её получить, если она вам нужна. Мы также будем вам рады, если вас просто по необъяснимым причинам тянет к звездам Давида и форшмаку.

Еврейский проект, где рады всем