Красные ботинки, дреды и пицца на передовой: 13 неочевидных фактов про израильскую армию

9 ноября, 2021
Читать: 11 мин

Все знают, что в израильской армии служат девушки и что солдат с военных баз отпускают домой на выходные. Но на этом сюрпризы ЦАХАЛа только начинаются. Израильский специалист по безопасности — и когда-то боец ЦАХАЛа — Габриель Грановский собрал специально для «Цимеса» самые интересные факты про израильскую армию

В израильской армии служат люди с особенностями

В Израиле есть Закон об обязательной срочной службе. Официальных причин не призываться масса — и тем более любопытно, что множество людей, не имеющих вроде бы никаких возможностей пойти в армию, преодолевает препятствия по принципу «Если нельзя, но очень хочется, то можно».

В итоге в ЦАХАЛе, несмотря на сопротивление призывных комиссий, служат не только плоскостопые и близорукие (эти факторы по израильской системе оценки даже не снижают медицинский профиль призывника), но и неслышащие, есть солдаты с ДЦП и синдромом Дауна.

ЦАХАЛ находит каждому подходящую должность с учётом индивидуальных особенностей — к примеру, бойцы с расстройствами аутистического спектра часто имеют невероятные способности к аналитике и вычислениям, что неоценимо в логистике и анализе разведданных.

Красные ботинки круче. Или нет?

Какого цвета ботинки в ЦАХАЛе? Сначала у всех были чёрные. После того как бригада воздушных десантников «Цанханим» понесла в боях сильнейшие потери, но выполнила боевую задачу, для них ввели «красную» обувь (на самом деле коричневую) — вроде как ботинки порыжели от износа и топтания в пыли и крови. Такие же рыжие ботинки потом достались бригадам по борьбе с терроризмом, пехотным бригадам «Кфир» и «Нахаль», батальону бедуинов и смешанным батальонам вроде «Каракаль», где служат бойцы разного пола.

Солдаты батальона «Каракуль» особым образом зашнуровывают ботинки. Фото: Noa City-Eliyahu/Bamahane/IDF
Солдаты батальона «Каракаль» особым образом зашнуровывают ботинки. Фото: Noa City-Eliyahu/Bamahane/IDF

Но вообще вопрос «какие ботинки круче, красные или чёрные» — предмет отдельной олимпиады среди служивших. 

Можно носить дреды и тёмные очки. Но не всем

Из каждого правила есть исключения. В израильской армии они называются птор — «освобождение». Одна справка от врача, и бойцу можно: не бриться (чувствительная кожа), носить тёмные очки (чувствительность к яркому свету), не стричься (психиатр может разрешить даже дреды!), не носить нательный жетон (аллергия на никель) — тысячи вариантов.

Автор служил вместе с бойцом, у которого была целая папка справок, включая освобождение от ношения парадной формы (аллергия на синтетику) и освобождение от работы в пустынных условиях (аллергия на песок). ЦАХАЛ считает, что лучше призвать и использовать максимум возможностей любого бойца.

Можно не салютовать старшим по званию. Иногда даже нужно

Додик, ты что, обиделся? (Из старого анекдота)

В ЦАХАЛе разрешено отдавать воинское приветствие без головного убора — берет вообще, как правило, носят свёрнутым под левым погоном и надевают только на официальных церемониях и при выполнении «почётных миссий». Отдавать воинское приветствие незнакомым командирам на улице никому и в голову не взбредёт, хотя по уставу положено. Но это не точно. 

Фото: IDF
Фото: IDF

А вот в полевых условиях отдавать воинское приветствие строжайше запрещено: нельзя дать противнику понять, какова иерархия бойцов, чтобы он не сосредоточивался на командирах.

Ваша мама может позвонить командиру

Да, у всех родителей всех бойцов есть номер личного мобильного телефона командира их детей. А у ответственных командиров записаны номера телефонов родителей бойцов. Это не фейк. 

Подавляющее большинство родителей стараются не злоупотреблять возможностью позвонить и узнать, как там служится их деточке.

Но не все. Не все. 

Новобранец может быть на равных с майором 

Есть серьёзные и напряжённые курсы, вроде курсов воздушного десантирования, где все бойцы снимают с себя знаки различия — чтобы подчеркнуть, что перед инструктором и правилами безопасности все равны. В одной десантной группе могут быть пятеро салаг, призванных месяц назад, четыре сержанта и майор с подполковником (например, если из-за травмы они не прошли этот курс во время срочной службы).

Тренировка по крав-маге на крыше штаба ЦАХАЛ. Фото: Eden Briand/IDF
Тренировка по крав-маге на крыше штаба ЦАХАЛ. Фото: Eden Briand/IDF

Автор знаком с инструктором, который в свои 20 лет кувыркал по учебной песочнице действующего начальника Генерального штаба — тот приехал освежить навыки перед прыжком вместе с сыном-срочником.

В ЦАХАЛе есть бедуинский спецбатальон

Пожалуй, даже Французский Иностранный легион проиграет израильской армии в ассортименте стран исхода призывников. Помимо репатриантов-евреев со всего мира, от Эквадора до Японии, в ЦАХАЛе добровольно служат граждане, имеющие право не служить, но считающие себя обязанными это делать.

Бедуинский разведывательный батальон. Тренировка на юге Израиля. Фото: IDF
Бедуинский разведывательный батальон. Тренировка на юге Израиля. Фото: IDF

Есть отдельный бедуинский спецбатальон. Есть бойцы-черкесы. Разумеется, бойцы-друзы. Автор встречал за время службы девушку — дочку филиппинской рабочей, она получила гражданство Израиля и с удовольствием служила в ЦАХАЛе.

Армия учитывает мировоззрение солдат

ЦАХАЛ старается обеспечить комфортные условия службы всем бойцам.

Присягу принимают, держа в руках автомат и священную книгу. Иудеи держат Танах, мусульмане — Коран, христиане — Библию.

На военных базах — кошерное питание, ритуально пригодное для всех конфессий: поскольку правила кашрута строже, всё кошерное также и халяльно. Веганам вместо мясных шницелей предлагают кукурузные. Для них же есть уставные тканевые береты (обычные делают из шерсти) и обувь из кожзаменителя.

Собаки ЦАХАЛа тоже бойцы

В ЦАХАЛе развита кинологическая служба — есть собаки-охранники, собаки-поисковики, собаки-спасатели и собаки-боевики. Служебные собаки имеют документы и личные номера; при погрузке, например, на воздушное судно в реестре укажут: 14 бойцов, из них двое «на четвереньках», то есть собаки.

«Окец» (Oketz)— специальное кинологическое подразделение. Фото: IDF
«Окец» (Oketz)— специальное кинологическое подразделение. Фото: IDF

Отслуживших срочную службу животных, как правило, забирают к себе домой их кинологи. А собак, погибших при исполнении служебных обязанностей, хоронят на специальном военном собачьем кладбище. 

В боевых частях отбирают телефоны. Но не у всех

В боевых учебках после утренней поверки сержант собирает все телефоны в ящик от патронов, а выдаёт вечером, перед отбоем.

Но есть исключения: автор служил с бойцом, у которого был диагноз «дисграфия», и ему разрешили писать строевые записки в айфоне. 

А тыловики всегда с телефоном в кармане, кроме тех, кто работает в подразделениях с высоким уровнем секретности. Есть помещения, у входа в которые стоят специальные ряды ящичков — для выключенных телефонов. 

Можно тюнинговать свой автомат 

Через поколения призывов, от старших братьев и даже отцов кочуют с автомата на автомат облегчённые магазины с окошком для контроля боезапаса, тактические фонари, лазерные целеуказатели, передние рукоятки с выдвижными сошками и прочие ценные предметы. Большинство командиров закрывают на это глаза, предупредив: «Если спалят — я ничего не знал».

Фото: Noa City-Eliyahu/Bamahane/IDF
Фото: Noa City-Eliyahu/Bamahane/IDF

Солдаты боевых частей после принятия присяги выходят в увольнительную с оружием. Это обязательно, и оставлять автомат дома можно только при наличии оружейного сейфа, деньги на который есть не у всех. Отсюда множество фотографий девушек и юношей с автоматами на пляжах и в кафе. А во время Третьей интифады была история, когда звено спецподразделения прибыло на место теракта в шортах и футболках, но с личным оружием — известие застало их на пробежке. 

Некоторые вещи лучше не говорить

В присутствии офицеров запрещено спрашивать: «Где все?» Почему? Потому что все их сослуживцы, которые не пошли на офицерские курсы, уже демобилизовались и поехали в турне по миру — чаще всего это Индия, Таиланд или Латинская Америка.

Но офицер перед курсом подписал контракт на сверхсрочку, поэтому ему эти страны пока только снятся. 

Новобранцам категорически не рекомендовано спрашивать: «ад матАй» («доколе? до какого времени?») и «кАма Од» («сколько ещё?») в присутствии старослужащих и офицеров. Вроде бы обычные слова, но коллеги устали от службы за два с половиной года, и для них этот вопрос как соль на рану. 

Гражданские израильтяне помогают солдатам

Это не шутка, хотя, конечно, помогают не все. Но в Израиле есть таксисты с табличками «Срочников вожу бесплатно». Есть граждане, раздающие домашнюю выпечку на вокзалах бойцам, которые возвращаются на базы после выходных. Солдат часто пропускают без очереди, незнакомые люди могут внезапно оплатить их заказ в кафе или покупки в магазине. 

Во время боевых операций тенденция усиливается. Автор видел хозяина пиццерии, который набил личный джип пиццами по самую крышу и повёз бойцам на передовую за сотню километров.

Во время операции «Несокрушимая скала» Генштаб выпустил коммюнике, где благодарил неравнодушных граждан и убедительно просил их перестать возить на передовую скоропортящиеся продукты, потому что бойцы физически не успевают столько съесть.

И сменное нательное бельё, потому что нету столько солдат. И чипсы, потому что у бойцов уже изжога. И колонки для караоке. И вообще, большое всем спасибо, но у нас тут, типа, война!

Записал Габриель Грановский 

Читайте также:

О нас

«Цимес» — еврейский проект, где рады всем

✡️ Мы — русскоязычные евреи, живущие в России. Мы знаем, что мы евреи, но пока ещё не разобрались, что это на самом деле значит сегодня — быть евреем.

Чтобы понять это, мы изучаем, что думали про это наши предки, разбираемся, как еврейская культура, религия, традиции и сообщество проявляются в нашей жизни — и ежедневно рассказываем о нашем опыте и открытиях.

Жизнь современных евреев